Александр Голик

Белый, белый...

Придавленный сном стон чуть не вырвался наружу. Снова он! Когда же закончатся эти мучения. Александр рывком сел на кровати. Когда же?
Слегка сжав голову руками, он видел лишь тупик вокруг себя.
Сегодня. Сегодня вечером снова надо будет принять дозу. Нет. Нет…
-Да конечно я брошу. Сегодня дозу, а потом у меня работы привалит, смогу забыть все это. Наростающая уверенность вспыхнула шальной мыслью "Смогу ли?", но Саша отогнал ее от себя. Завтра видно будет, решил он. Взгяд на часы - подъем, утренняя зарядка под бравый аккомпанимент диктора:
-Цены на гидрогеновое топливо снова повысились. Скорее всего это вызвано…Саша углубился в изучение оргенайзера. Стерев все агитационные сообщения пришедшие за ночь, и не обнаружив ничего стоящего, он вытер потное лицо ладонью.
-Внесен законопроект предусматривающий покраску в фундаментальный серый цвет всех старинных зданий.
От слова "серый" по телу Александра прошла дрожь. Он улыбнулся, зажмурился и на пределе слышимости прошептал:
-Белый...
Сигнал будильника призывающий к спешному одеванию, вывел его из задумчивости. Саша принялся торопливо натягивать на себя одежду, стандартных серых полутонов. Перед выходом на улицу, он не удержался и, остановившись, посмотрел на оргенайзер, словно тот мог ошибаться. До начала государственного тестировня уровней интеллекта, эрудированости, идеологической подкованности осталась неделя.
Он торопливо обгонял пешеходов в серых костюмах, и бесшумно лавировал среди серых зданий. Втянувшись в темп, Саня отдался на волю раздумий.
-Как снег. Что же такое снег. Я читал про него. Может этот порошок и есть снег? Но тогда он должен быть холодным, а раз он не холоден на вкус, тогда это вещество не является снегом. Может сделать запрос во всемирную информационную сеть. Но тогда я стану на учет в службу глобального контроля. Нет, это опасно. Это опасно.
Бах! Он налетел на некого человека, чуть выше ростом и более коренастого. Еще не осознавая ситуацию и находясь в плену образов, Саня ругнулся. Вслух.
А человек услышал это.
В его серых разом округлившихся глазах отразился ужас, затем понимание, потом скрытое превосходство.
-Я все слышал. Безаппеляционно заявил он. Взгляд сероглазого скользнул по ID-бэйджу Александра.
-И видел.
Человек вытащил оргенайзер и впечатал Сашин ID номер в книгу.
Чипастый - понял Саня. После широкой практики имплантации чипов улучшающих все виды памяти, вызовов в контрольные участки стало намного больше.
-Увидимся в даунтауне, презрительно улыбнулся мужчина.
-К черту, произнес Саша единственное известное ругательство, но уже про себя. Проводив удаляющегося незнакомца ненавидящим взглядом, он посмотрел на оргенайзер. Работа, ах, работа!
Максимально быстрым шагом, но уже соблюдая правила пешеходного движения, он пошел в направлении к зданию министерства.
-Белый...-стучало в висках,-...белый, отбивали секунды бегущего времени.
-Успел- мусолила глаза мысль,- я успел: думал, заходя в вестибюль.
-Нет. Нет, только не это. Пожалуйста.
Его обдало холодом. Возле двух из четырех лифтов отирались механики. Перед двумя остальными выстроились внушительные серые очереди. В конце каждой из очередей, мужчины выглядели более решительными, а женщины - более несчастными, чем вначале нее. Сегодня Александр будет одним из тех, кому посчастливилось опоздать. Саша пошел по лестнице. Добравшись до десятого этажа, чиновник, не привыкший к нагрузке, чуть не умер. В глазах ходили сиреневые пятна, было тяжело дышать. Невидимый груз давил на него, держал в руках сердце, затыкал рот, гладил обнаженный мозг. Саша зажмурился, и разом широко открыл глаза. В них был он. Белый порошок.
Быстро сел за компьютер, на экране которого уже висело предупреждение опоздание и отключился в работе. Отдел в котором работал Александр занимался сбором статистической информации. Где, что и когда - эти три слова определяли весь смысл работы сотрудников отдела.
Добыча железной руды снизилась на 0.4 %
Добыча нефти снизилась на 0.7%
От сотрудника слева поступил прогноз, о том, что шахта №132 практически исчерпала себя.
Пальцы заметались по клавиатуре, и через 12 мин. был готов прогноз добычи нефти на следующую неделю.
Нефть, карбон, бокситы, кальциймагнийрудауголь...
Звонок будильника. Серого будильника.
Мокрый сотрудник откинулся на спинку кресла и посмотрел в окно. Желтое солнце плавило крыши домов, тускло отражалось в стеклах серых зданий. Вечно закопченное серое небо хмурым козырьком нависало над городом. Огромным, исполинским городом, и жизни не хватит, чтобы его обойти пешком. Ни одного растения не было видно, ни одного животного. Цивилизация наконец то перестала пользоваться дарами природы.
Когда оглянулась и увидела что от природы уже почти ничего не осталось.
Но Саня видел эту картину с рождения и его желания были просты. Он хотел есть. Поэтому он поднялся со стула и пошел в столовую. Кусок серого непонятно-чего, в котором. однако, были все необходимые витамины и минералы, в общем все, чтобы вы не умерли. Стакан воды. Обыкновенная дистиллированная вода, что гребла под себя три четвертых стоимости обеда. Опреснять океан очень трудно, перевозить глыбы льда с Луны и Марса дорого, а синтетическую пищу производить дешевле. Было время и кое кто очень шумел по этому поводу, распинался об решении одной из проблем человечества - голоде. Но факт победы над голодом уже давно не вызывал радости, серая жвачка была на вкус такая же безвкусная как и на запах. Однако, выбора не было. Кроме серой посредственности ничего нельзя было купить. А заниматься ароматизаторами в условиях глобальной гонки за превосходство никому в голову не приходило, контрольные отделы следили за тем, чтобы и не пришло. Саша вздохнул про себя, и сунул в рок кусок.
Дрянные спазмы и душная волна стылого отвращения захлестнула его от всей этой безвкусицы. Захотелось выплюнуть кусок, схватить банку краски, любой!, и мазнуть по серым стенам, заорать во все горло!...
Саша проглотил кусок, оттянул ворот и взглянул на часы. Серце отстукивало мелкими шажками миг, когда он познает наслаждение недоступное всей серой массе "коллег".
Он пошел работать, дабы приблизить этот миг.
Часы действительно прокрутили все цифры очень быстро, застыв лишь на секунде, что официально извещала конец работы.
И время снова понеслось. Он выходил из здания быстрее чем зашел, он думал, вспоминал:
"Белый, белый снег, не-снег, но белый, не серый, но белый".
Он вспоминал его вкус, он вспоминал его радость.
Саша чуть не засмеялся от предвкушения скорого счастья.
И снова, как и в прошлый раз, он чуть не забыл, что сегодня - особенный день и ему надо возвращаться домой другим маршрутом.
Александр свернул на улицу раньше и сделал небольшой полукруг. Он заходил в каждый магазин с питьевой водой, что попадался ему навстречу и покупал там пачку воды. От белого порошка наступала сильная жажда и это было прекрасно. Ему нужна была крупная партия, литр, может полтора, но он брал небольшие одноразовые порции в нескольких магазинах, чтобы продавцы не заподозрили его в чем-то. Конечно все продавцы знали его в лицо, ведь Саня не додумался менять свои маршруты, и каждый продавец давно сообщил в контрольный отдел о подозрительном человечке с немного рассеянным выражением лица.
Рассовав по кармашкам пакеты с водой, чиновник пошел домой. Добравшись, он повинуясь привычке проверил почту. Пришли очередной обязательный вызов в банк спермы. Саню записали в кружок гражданской бактериологической защиты. Прийти через 2 дня.
-Два дня свободы от бактерий! - соострил он. Женщина стоявшая рядом одобрительно засмеялась редкой шутке.
Поднявшись в квартиру и устроив все домашние дела Саша яростно избавлялся от рутины жизни, выбирался из этого болота. Он пошел в крохотную кладовую. Дом в котором проживал Александр был очень старым, ему было лет сто и еще столько он должен был простоять. Никто не знал, кто жил в этом доме раньше и что было раньше! Саша знал одно: два года назад внезапно старый дом опустел, и его вместе с другими молодыми, подающими надежды магистрами, что прошли конкурсный отбор, заселили в квартиры. Комнаты были неплохи, но главное сокровище - кладовка. Саня вошел туда. Ведь здесь он ненароком обнаружил совершенно случайно серый мешочек белого порошка. Саня поначалу хотел сдать его лабораторию химического заражения, но завороженный белым лучом света в хмуром каменном мешке, взял и лизнул горсточку микстуры. Саня вспомнил это, улыбнулся. С нежностью посмотрев на ладонь, он наклонился, поцеловал щепотку порошка и проглотил ее. Как тогда. Жгучая смесь захватила язык, гортань, голову. Это был ВКУС, он был непередаваем...неощутим. Как новый мир, что родился во рту, вырос и постепенно умирал. Никогда, никогда синтетическая еда не могда сравниться с этим. Белый цвет, белый вкус. Белая жизнь. Любая, но не серая. А белая. Хоть на один миг. Когда это еще будет!
Это будет через пятеро суток. Будут выходные. Будет отдых. Будет белый порошок.
Саня сидел и пил воду. Литрами. И смотрел на серым мешочек с белым порошком. И на непонятную надпись на мешочке: Сахар. Белый. 1 кг.


 


Comments to: literature@gothic.com.ua

Ukrainian Gothic Portal © 2000-2001