Asyra (Zhovmir Ol'ga)

Местоимение

***
Что такое человек?
Чуть-чуть света,
Чуть-чуть тьмы.
Контрастов много.
Добр если к нему добры.
Бывает, судит строго? - не порок.
В порыве злости он жесток.
Но стоит сердцу чуть надтануть
Как хлынут слёзы,
Жалко станет.
Милосердие- форма жадности его.
В меру казалось бы всего
От Воланда и от Него.
Но что же от кого?

 

***
Она бледна и холодна
Ёё последний дом - труна
Манит к себе она
Непорочной красотою
Такою, не была ты никогда
И увлекаешь за собою
Толпу вздыхателей немых
Быть может скоро
Станешь ты иною
Жилищем нечистей земных
И зловонное дыханье
Распрострется словно мгла
И не чии уже рыданья
Не помогут ты - мертва
Но всё так же как тогда
Ты прекрасна и пуста

 

***
Не кричи так громко
Не ликуй ты зря
Погоди немного
Я ещё жива

 

***
Мне приснился дивный сон
Под белым покрывалом возлегает он
Свеча играясь и дразня
Невольно о чаровует меня
Но вдруг ворвался свежий ветер
И запах ладана исчез
Огонь уж задрожал несмело
И покрывало вдруг затанцевало
Обманут взор был
Цветами, тенью и движеньем
Казался он живым
Что просто отдохнуть решил
Через разбитое окошко
Ворвалась туча - мотыльки
Как знамя острою косы
В миг покрывало облепили
С огнём играясь подпалили
И за собою увлекли
Проснулась я в недоуменье
Сон был вещий, так сказали
Какая-то примета с днями
Но о значении смолчали

 

***
Она неправдоподобно
Притворяется красивой
Но ни штукатурки толстый слой
Ни духи дорогие

Не скроют запах гнили
Что идёт из глубины души
Скажи, съешь ли ты яблоко
Гнилое изнутри?

 

***
Вижу лица в сумраке
Всех кто дорог мне
Они кутаны молчаньем
Наверное, Она сама
Коснулась их устами
Сковав грудную клетку
Навсегда, забрав дыханье
Один лишь исполин
Средь них выглядел живым
«Ну что ж поговорим?»
Но почему-то у меня
Душа бежит из тела прочь
Оно в крови и нет дыханья
Наверное, он хотел помочь
Подхватил с собою рядом
Положил, целует лоб
Душа вернулась к телу
Смеясь, целует шею
«Она ж в крови»- шепчу ему
«Ничего - ведь кровь я пью»

 

***
Серый город. Тишина и ты
Твоих рук тепло прикосновенья
Снимало боль, дарило наслаждение
Ты или мой мозг
Сконструировал образ идеальный
С твоим обличьем
Любила, но кого? Тебя или его
Так бывает, когда не знаешь хорошо
Но стоит лишь развеется дурману
Как понимаешь ты обман
Обдурила, перехитрила сама себя
Разум больно сердце укусил
Укуса рваные увечья
Тяжело и долго будут заживать
Ну и поделом тебе
Не верь всему, что он диктует
Кошмар говорю сама с собой
Первые признаки болезни
Вы спросите какой?- шизофрении
Стоп. А если это был лишь плод воображенья
Какой-то тёмный закоулок пошутить решил?
Нет и думать не хочу
Нечто в жизни не проходит бесследно
Пока мы живы, наша память нетленна
И есть ли разница, где всё происходило?
Во сне или на Яву? - Без разницы
Ты ведь счастлив был?

 

***
Я приклоняюсь перед тьмою
Теперь на веки я твоя
И за незыблемой горою
Встаёт холодная луна

Она идет по небосводу
Освещая зверю путь
Как пойдёт она к заходу
Придётся мне на день уснуть

 

***
Я разделилась на две половины
внутри меня демон живет
дни быстрее воды утекают
их всё меньше у меня стаёт

мертвецам лишь только
время не почём
молча дни считают
и мы здесь не причём

дни что они считают
не сколько они в могиле
а то столько нам живым
осталось до домовины

я лишь хочу, чтоб ты
знала, что я любила тебя
прошу, чтоб ты два белых тюльпана
на похорон мне принесла

и буду тихо дни считать
что тебе суждены
и когда ты отправишься спать
другого уж буду я ждать

 

***
Наша віра не поганська
Вона не гірша за бусурманську
Не бідніша за візантійську
Древніша за католицьку

Та відцурались від неї ми
Не вірим в те в що вірили діди
Та ж язичниками були й лишились ми:
Насипаємо кургани над померлими братами

Печать ставим на домовині
Щоб не встали з землі віднині
Рушник в'яжем на хресті
Символ Права на землі

Дев’ять днів коли минає
За братом пом’янки спавляє
Хай знайде спокій він на віки побажає
Звертались так колись до Нава в світі

Та плач розіб’є вкрай її
Побачить марення презлії
Як на яву було страшнії
Краще жити в Ява світії

 

САМОУБИЙЦА

Одно движение и не дрогнет рука
Один шажок и затянулась петля
Один глоток и пошел холодок
Один день уйти бы скорей, побыстрей

Если б не увидеть огня
Если б в прах не обернулась душа
Если б кто позвонил
Если б остановил, предупредил

Но увидел огонь и отблеск луны
Но нити души навек сожжены
Но молчат провода-кабеля
Но нету вокруг людей у тебя, у меня

Неделю враги ликовали
Неделю друзья не искали
Неделю по миру бродил и понял что поспешил
Неделя прошла, нашла покой и душа, твоя, и моя.

 

***
Я ненавижу весны
Половину первую
А ты любишь цветы
Самые первые

Терпеть не могу
Весенний запах тепла
Ведь всё равно
Еще прейдут холода

Весна подманит, влюбит
Но обязательно погубит

 

Блудные звёзды твои

Там где-то там, далеко-далеко
Луг, разнотравья всё так легко
Ночь. Тишина. Звёзды поют
И облака абажур над Луной тебе вьют

Потихоньку, совсем не спеша
Летняя ночь коротка, но вечна душа
Когда-то звёзды горели в зеницах твоих,
А сейчас оживают они лишь на миг

Их роса выедает и снова ждать заставляет
Чтоб Сва анафему петь перестала,
Чтоб в ирий иль в нава просторы
Наконец-то приняли вечные взоры.
Zh 6. VI. 04.

 

Навсегда

Кого-то любили, кого-то ждали,
Любовь до могилы, ты жди ёё, жди.
А он уж дождался любви раковой,
И за нее заплатил головой.

Мчался быстрее огня в пустоту,
На скользкой дороге влетел в тишину.
Перекресток знакомый, бушует гроза,
А он уж на веки закрывает глаза.

Вазон поминальный и роза одна,
В любую погоду стоит там она.
За чем же ты мчался быстрее огня,
Пятнадцать минут подождала б тебя.
v А теперь ждать до скончания дней,
Будь, проклят Амур, младенец шальной.
Стрелой ядовитой ты «СМЕРТЬ» написал,
И жить тишиной, пустотой приказал.
Zh 6. VII. 04.

 

***
Найди меня в кромешной тьме
Средь призрачных писаний
И если там будет хоть строчка обо мне
Придай огню, завесь молчаньем.
Не верь, всему что говорят
Что никому я не нужна
Ведь без меня не живут и дня
Клянут и ненавидят
Но не забывают никогда.
Ведь я война.
Zh 24. VIII. 04.

 

Дитя Тысячелетий
(по мотивам романа Энн Райс «Хроники вампиров»)

Бродит по миру один
Бут-то Чорный Властелин
Добродетелен, очень странно
Тёмная душа, словно рана

Хоронит себя днём, воскресает ночью
Отбирает жизнь, но не хочет
Борьба со временем давно достал
Дни, недели, месяцы, Эпохи - равно

Ведь тяжол бил Первый Век
Когда Он бил почти как Человек
Но тысячи веков прошли с тех пор
И нет уж никаких оков
Zh 26. IX. 04.

 

***
Почему-то то, что у нас есть, мы не ценим
И только когда теряем, ценность вещей понимаем.
Те, кого любим от нас далеко и без них так не легко.
Жизнью мы брошены в ново теченье,
Чтоб новы обрести увлеченья.
Но будем брошены опять,
Лишь привязанность начнём понимать.
Может не привязываться к людям
И жить отшельником, воспоминаньем лишь.
Они не приручат, не погубят,
И бить лишь тенью жизни и чей-то суеты
Терпеть наруги времени зачем?
Урезать нитку жизни, а затем?...кто знает
Может, ждёт покой, а может и смятенье.
Но стоит взглянуть на мир по-другому
Мы любили, мы будем, и память жива
И новых людей судьба нам дала
Чтоб мы других по иному любили
И сердце свое, чтоб не сгубили
Заполнили ими от дна до краев,
Избавились от всех печальных оков и свободно жили
И те, кого сейчас нет рядом с нами,
Давали лишь тепло воспоминаний.
Ведь новые люди это прекрасно
Но забить тех, кто дорог сердцу это ужасно.
Zh 27. X. 04.

 

***
Вот у этой горы
Мы смеялись с тобой
Здесь пуховый ковёр
Побежали со мной

Ты ловил облака
На вершине горы
Я смеялась тогда
Ты дарил мне цветы

И лежат облака
У подножья скалы
Как осколок белого дня
В отражение луны

Заблестели клинки
Побежал ручеек
Белеют щёки
Что за денёк?

Ветер трепещется
В небесном пуху
Никогда не забудется
Та ночь на лугу

И никто не узнает
Куда ты пропал
И лишь ветер гуляет
У подножия скал
Zh 10. XI. 04.

 

***
Бегают по кругу Лунные цветы
Зажигают люди холодные огни
Сферы под небесные вращаясь тут поют
Пылью же словесною те друг другу лгут

Они же одинокие! Но они не врут
Странные, жестокие льют туман и пьют
В чистоте смятения те по кругу йдут
Сонеты их прилесные сферы подпоют

Наши же хрипение слышим только мы.
Где найти забвение? Чтоб по кругу йти
Чтоб не видеть лести и не втумане спать
Чтоб в чисты мгновения их музыке внимать
Zh 14. XII. 04.

 

Улетела

Улетела, полетела душа забвенная твоя
и над телом снежно-белым
стоит, склонено и плача
твоя недавняя невеста
твоя вчерашняя жена
А сегодня кто она?
Просидевшая вдова
«Я на охоту вчера провожала
Колчан в седло тебе подавала
Как звезды серы блестели они
И властью могучей наделены
Сейчас же их нету пропали они
Что же случилось скажи мне скажи»
Уста же молчали, сомкнувшись в улыбке печали
Душа же всё билась крича почему
Но разве услышат тот крик на Яву?
«Я на охоте был силен и храбр
Но кончились стрелы, а зверь всё бежал
И конь на дыбы скидая меня
Быстрее молнии бежал убежал
Ведмедь ослеплённый яростью был
Меня он убил, ворон накормил»
«Не гнивись государыня король приказал
Разделится и отправится в яр
В лес дремучий попали потом
Где зверя не сыщешь днём и с огнём
И зверя искали, пытаясь загнать
Но тишина никого не видать
К вечеру ближе цокот копыт
Конь государя бежит и бежит
Пусто в седле никого не видать
загнала лошадь себя, что же делать?
Пошли мы искать твоего короля
На заре под дубом нашли мы его
Вернее то что осталось уже о него
По каждому с нас дрожь пробежала
Вороны кружили как знамя веков
Тело в площе к тебе привезли
Мы были верны и будем верны»
«Извини моя ты краса
Из-за меня серебриста коса
Глаза не ясны, не природно блестят
Вороны злые вокруг всё кружат
Тело страны разорвать захотят
Сын малолетний остался с тобой
Моя королева ты выдержишь бой
Меня же глупого ты извини
И сыну когда-нибудь ты объясни»
Zh 8. V. 05.


 

Comments to:: literature@gothic.com.ua

Ukrainian Gothic Portal © 2000-2001