Кallisto Jioor


Публікації від 21 Грудня 2005р.


***

Полтора года,больше чем вечность,
Когда любимую ждёшь,
Каждая мысль лишь о ней
И причиняет невыносимую боль.
Каждое воспоминание о ней,
Как навязчивая мысль,
Что раздират душу,
Но ты как мазохист,
Боль принимаешь ,как бальзам на душу.
Прожду я вечность,
Ну и пусть,
Коль надо и от Ада отрекусь,
Что вечность,
Коль цена любовь,
Что боль ,хоть вечно,
Лишь мгновенья ока,
А любовь и вне вечности будет жива.


***

Тускнеют краски мира ,
Когда рядом нет любимой.
Ни радует ничто,
Лишь нарастающая боль
Все притупляет чувства,
Но жар любви, всё так же,
Обжигает израненную душу,
Пылая в чёрном сердце.
Ни что тут не поможет,
Ни боль ,ни алкоголь,
Ничто ещё другое.
Лишь прикосновение любимой,
Её голос ,жесты, взгляд,
Мне в мире ценнее всего.
Но когда она недостижимо далеко,
То и весь мир исчезает, растворяясь в боли,
Ведь она и есть мой мир,
Мой рай и мой Ад,
Все, о чём только можно мечтать,
Заключено лишь в ней одной,
И это на вечно останется истиной,
Ведь перед любовью такой,
Даже смерть отступает прочь.


***

Кладбище, ночь, сотни звуков терзают душу,
Многие из которых не слышны уху,
Лишь сердце их тихо, зловеще шепчет
И от этого обливается кровью.

Этот шепот как крик банши,
Его услышав исчезают все мысли о жизни,
Лишь тупая боль пронзает сердце
И ты думаешь: ,,Неужели это последние что я слышу?"

Лишь протяжный крик возвещающий о смерти
И не намёка на счастье в будущем,
Ведь до него целая вечность,
А смерть хладнокровно дышит в затылок.

Неужели мне судьбой суждено
Умереть до первого поцелуя с тобой?
И вся боль пережитая мной ничто?
Лишь жестокая шутка бессердечных Богов.

Но уж нет, последней смеятся суждено мне,
Ведь и в Аду мы друг друга найдём,
Пусть не при жизни, но мы будем вдвоём,
Такую любовь ничто не способно убить.

Ну что ж, коль проклята Богами и людьми,
И посему мой спутник жизни боль,
Приму я этот вызов от вас,
Ведь в итоге победит любовь.

Ничто не втопчет её в грязь,
Ведь она как лунный свет
И не под силу никому её угасить,
Время пред ней ничто.

Но вот я с кладбища ушла
И прожит ещё день,
И смерть не вырвала с моей груди
болезненно бьющееся сердце,
Значит у меня всё ещё есть надежда.

А вдруг проклятие не вечно
И я при жизни счастье обрету.
Надежды ,боль, мечты,
И снова день,
Замкнулось время в круг порочный,
На годы, но никогда на вечно,
Ведь мы умрём в один и тот же день,
Крылья распрямим и воспарим в Аду.



***

Сколько раз в жизни можно умирать,
А потом заново воскресать?
Я уже умирала и воскресала два раза,
Аж не верится, что я оказалась на это способна.

Но каждая смерть нас сильно меняет,
И уже не тот ты которым был воскресает,
Ведь некоторые раны никогда не заживают
И так и кровоточат всю оставшуюся жизнь.

Но когда ты уже привык к боли
И не можешь представить свою жизнь без неё,
Она неотъемлемая часть тебя, как и тьма,
Тогда можно жить всему израненному.

Затерянный во тьме ты начинаешь себя спрашивать:
,,А действительно ли я воскресал ?
Может в действительности я мёртв?
Но как же меня могут рвать на куски столько чувств?"

В ответ как всегда ничего,
А в голове и сердце буйствует демон,
Хочет твоей крови, его жажда крови безгранична,
Он угомонится лишь когда с тебя вытечет последняя капля крови.

Но большинство своей жизни я всего лишь человек,
Со своим четвероногим демоном,
Но он мне не хозяин
И я пытаюсь никогда про это не забывать.

Но в час моей смерти откроется правда
И на земле будет лежать тело человека,
Но не смотря на это, страшный зверь,
А не человек ,наконец-то обретёт свободу.


Публікації від 18 Липня 2005р.


***

Что случилось со мной?
Я теряю свой внутренний огонь.
Вокруг меня лишь лёд,
Который теперь и во мне живёт.

Там где всегда бурлили вулканы,
Теперь образуются ледяные скалы.
Как могло случиться так,
Что я позволила задавить себя окружающим ледникам?

Я теряю эмоции, которых и без того мало,
Отчаянно пытаюсь не дать им вообще умереть,
Но вокруг вечная мерзлота
И они мимо воли намертво замерзают.

И лишь жажда крови, своей крови,
Вот и всё что несёт мне эмоции,
Как река бесконечной и сладкой, отрезвляющей боли,
Но предайся её течению и вовек не обретёшь избавления.

О, как же я хочу слиться с окружающей тьмой,
Захлебнуться в её глубине, вмёрзнуть в неё навсегда,
Забиться в ней в углу
И упиваться в одиночестве болью.

Закрыть глаза навсегда,
Никогда больше не выть на луну,
Умереть, не в силах больше выдерживать боль,
Но я никогда не смогу быть настолько слабой.

Обречённая вечно вести борьбу,
Без надежды на победу,
Лишь из гордого, воинственного упрямства,
В то время как стоит сделать лишь шаг домой.

Но этому никогда не бывать,
Ни за что не сдамся без боя,
Сама упала, самой и вставать,
А нет, то и дома мне вовек не видать.

Ведь возвращение домой надо ещё заслужит,
Доказать что ты этого достоин,
Что ты настоящий воин,
Что ты верный служитель тьмы.

Лишь тогда тебя заберут домой,
Примут в Отцовский Легион,
И ты наконец-то обретёшь покой,
Летая вдоль огненного адского океана.


Публікації від 31 Травня 2005р.


АЛТСАИДЕР.

Мой корабль далёк
И имя его Одиночество,
Каюты его пусты
И капитан мёртв.
Не обременённый ничем
Плывёт в небытие,
Он призрак нашего времени,
Непонятный и обманчивый.
Ей ты человек, - не штурмуй его
И не пытайся им управлять,
Ему чуждо всё человеческое,
Он скорее утонет,
Чем позволит собой управлять.

Мой первый стих.


***

Вокруг меня лишь тьма,
Всё пропахло Злом,
Которое на службу зовёт,
Шепчет: ,,Присягни на верность Сатане.

Ты создание тьмы,
Сейчас ты чувствуешь это как никогда.
Наедине с тьмой,
Окружающее Зло сливается с тобой."

Сам Ад тебе кричит:
,,Иди к нам, ты ведь хочешь домой.
Зачем тебе контроль?
Ты ведь знаешь что ты один из нас.

Зачем сопротивляться?
Когда прейдет время
Ты вернешься в Ад.
Зачем же ждать?

Принеси на землю Ад,
Ты ведь его посланник.
Зачем притворяешься человеком?
Хватит биться в плену души!

Отпусти на свободу себя,
Следуй за инстинктом,
Слейся воедино с тьмой,
Ощути её силу блудный сын"

Но, выслушав всё, я лишь ухмыльнулся,
И ответил: ,,Спасибо Отец,
Но при жизни мне с тобой не бывать,
Лишь после смерти вернусь я домой''.

Не знаю, кто наказал меня душой,
Но я благодарен ему за это,
Ведь всё познаётся в сравнении,
Не познав свет, не оценишь по достоинству тьму.

Зачастую лишь что-то потеряв,
Начинаешь понимать,
Как дорого оно тебе было,
Что если б найти его опять,
Больше б никогда с ним не расстался.


***

По руке стекает кровь
Прямо на алтарь,
Битое стекло
Посреди него.

На его конце свеча горит,
Единственный луч света во тьме,
Но хватает его лишь, чтобы алтарь осветить,
Потому он схож с маяком сил тьмы.

В воздухе дьявольская ода звучит
И запах свежей крови стоит,
От которой уже тошнит,
Но боль зовёт вперёд.

Ритмичные движения,
Одурманивающие звуки адского пения
И с демонами уединение,
Погружение в себя, близость дома.

Последний аккорд, последняя капля крови,
Потухла свеча, и закончились стёкла.
Остались лишь мрачные воспоминанья.
И боль в руке, как о них напоминанье.

Была бы боль вечной,
Воспоминания о доме
Были б вечно свежими,
Не сжимала б сердце тоска,

Когда слушаю сатанинский металл,
Когда вижу символы Зла,
Каждый раз, когда чувствую боль,
О, как же я хочу вернутся домой.


***

Я уже давно всё свае в себе раздала,
Язычеству душу,
Дух и тело Сатане,
Ну а сердце лишь металлу и року.

Хотя многое я просто убила,
Когда умирала много раз
И потом воскресала понемногу,
Но я навсегда останусь полуживой.

Наказание неспособность и нежелание умирать,
Обречённая вечно по земле бродить,
И ни к одному из миров не принадлежать,
Вечный ночной ренегат.

Но однажды встретился человек,
Который это изменил,
И потому бессмертие уже
Не кажется тяжким бремям.

Он заставил меня поверить навсегда,
В то, что я жива,
Показал, что в этом мире может-быть кому-то нужна,
Даже такая бешеная волчице как я.

Поверил в то, что не смотря на бешенство
Она всё та же волчица,
Не шарахнулся как остальные,
А протянул руку и накормил.

И она не обманула его ожиданий,
Не укусила, с благодарностью приняла пищу,
На вечно его верной спутницей стала,
И впредь они вместе бегали по лесам,
Как члены одной стаи, стаи двоих,
Непобедимых, бессмертных, единых.

Посвящён подруге Ире.



ОБОРОТЕНЬ.

Есть во мне таинственная злая сила,
Которая буйствует лишь по ночам,
И в полнолуние я теряю над ней контроль,
Стою полностью свободной, наедине с природой.

Только я и мой демон в волчьей подобе,
Которому не ведомы людского мозга и сердца оковы,
И клетка собственной души,
Лишь зов тотальной свободы, охота.

Никто не уйдёт от ненасытной пасти!
Ни один не вспомнит про отвагу,
Когда увидит мой светящийся, злобный глаз,
Окровавленный, бешеный оскал.

Никто не заметит в этом существе что-то людское,
Никто не дождётся пощады,
Как он не дождался б её от вас,
Если б у вас был такой шанс,

Но у вас никогда его не будет.
Да вы его и не достойны,
Ведь я вижу лишь безграничный страх в ваших глазах,
Вы не способны противостоять смерти,

Вы боитесь даже взглянуть ей в глаза,
А я и есть ваша смерть.
Никто не смеет бороться со мной,
Потому ни один из вас до сих пор не выжил.

Но это всё было лишь в полнолунье,
Настанет рассвет и я опять всего лишь человек,
Со своей страшной тайной, как и все,
Но всё же абсолютно другой, чужой...


***

Я помню нашу первую охоту,
Как мы небрежно резвились в лесах,
Как неуверенно задорно мы разрывали наших первых жертв,
А после слизывали с друг друга кровь.

Тогда огонь в глазах у нас сверкал,
Казалось вечность впереди,
Два довершённых существа
Сейчас слились воедино.

Но мир жесток, не вечна тьма,
И час расплаты уж настал,
Припомнят люди, нам все лужи крови,
И в этот раз не уйдём мы от погони.

Торчат, испод шерсти знаки смерти,
Пронзили стрелы наши груди,
Но мы бежим, мы не сдаёмся,
Как не сдавались никогда.

Ещё хоть парочку порвём мы глоток,
Коль уходить, то только с честью.
Бросим взгляд последний на друг друга,
И прекратив свой бег, набросимся мы на врагов.

Лежат два бездыханных зверя,
И чёрная шерсть больше не покрывает их тела,
Их взгляды полны не боли, а счастья,
Ведь им суждено было умереть вместе.

Два свободных духа вместе, нераздельно,
Летают вдоль огненного океана,
Они теперь одни из сотен тысяч Отцовского Легиона,
Прейдет время, и они отомстят за свою смерть.

Посвящен моей любимой Наташе.



***

Загнав себя в болото собственной души,
Иду на дно его я с головой.
Поскольку попытками выбраться с него
Лишь погруженье ускоряла.

Я сиганула, прям на дно,
И врезалась в него со скоростью кометы,
Но по не известной мне причине
Выжила при столкновении.

Хотя не знаю, может, и разбилась,
По крайней мере, уж моя душа то точно.
На дне лишь мрак и абсолютный вакуум.
Ползу по дну слепая и вроде как живая,
Но всё же не могу найти нигде себя я,
И не могу понять этому причины.

Мне трудно думать, боль сжимает сердце,
Отчётливо пульсирует в висках.
Неукротимый дух мечется по клетке пустоты,
Пытаясь найти хоть что-нибудь,
Намёк малейший на когда-то столь знакомый мир.

Нет ничего, и дух мой в бешенстве лишь воет,
Но успокоился, выбившись из сил
И начал он творить,
Всё что когда-то было столь знакомо.

Мир сотворён, зеркальная копия былого,
Холодная и ещё чужая.
Исчезла боль, и появилось любопытство,
Я стала изучать мир сотворённый духом.

Ухватилась за него и вгрызлась, как в единственную пищу
После столетней голодовки.
Насытилась, и стало мало мне столь скудной пищи,
Границы мира стала расширять
И перестал мой мир вмещаться весь в болото.

Я вышла за границу тёмного болота
И в результате выбралась со дна,
Но утащив с собой при этом почти весь мрак его и холод,
Лишь озарив, согрев его теплом и светом жизни на поверхни.

Восстала с мёртвых разбившаяся душа
И распрямила когда-то сломанные крылья,
Но в этот раз они уже другие,
На вечно в чёрное окрашенные.

Поскольку вечно суждено мне жить
Пронизанной волокнами тьмы.
Тьма намертво вплелся
В мой дух и чувства, и мышление, она уже в крови.

Но, не смотря на это, ей впредь не суждено
Моей судьбою правит, я это точно знаю,
Слабости былой к ней больше не питаю
И по сему не стану её рабой я никогда.

Там где нет ничего, там есть я.
Там где есть лишь боль, там есть я.
Там где обитают лишь приведенья, там есть я.
Там где лишь смерть, безумие и хаос, там есть я.
Думаешь, ты способен уничтожить всё то, где есть я.
Нет, тогда смирись с тем, что кто помнит себя
сущность того бессмертна.

Ищи себя, найди себе, живи и помни вечно,
А нет, умри как трус никем!


***

Часть души моей
Навеки стала твоей,
Но ты так далеко
И это причиняет мне боль.
Твой образ заполняет все мысли мои,
Засел как серебряный нож,
И жжёт сердце, как раскалённый.
Я помню каждый миг наш вместе,
И как сокровище берегу воспоминанья.
Мечтаю в депрессивной боли,
Как мы когда-то встретимся вновь,
И наполнится счастьем сердце моё,
Не будет в нём больше места вечной печали.
Моя жизнь твоя
И сердце в груди впредь не моё,
Навеки твоё всё что моё,
И смерть лишь с тобой согласна принять,
Чтобы вдвоём мы летали в Аду,
Как единое существо,
Как при жизни когда-то бывало,
Но отныне навеки нераздельно в Аду,
О, как же я этого времени жду.

Наташе.



***

Океан как моя душа,
Холодный, глубокий и тёмный.
Только боль может утихомирить мой шторм,
Как волна разбивается об скалы.

Не входи в моё сердце,
Если ты боишься темноты, боли или холода,
Это убьёт тебя, если ты попытаешься.
Моя душа может стать твоей могилой.

Не имеет значения, что говорят или думают люди,
Даже не имеет значения, если иногда я согласна с ними,
Моё сердце и душа не мёртвы,
Я просто люблю жить на земле Демонских Теней.

Если ты станешь часть моего мира,
И эта часть будет дорога мне,
Это останется правдой до конца,
Однажды друг, друг навсегда.

Делаю то, что должна делать.
Однажды выбрав - никогда не сожалею,
Просто выбираю, как будто этот выбор может быть последним,
Как будто боль может остановить только смерть.


***

Что-то прячется глубоко внутри меня,
Это что-то что я не могу контролировать,
Не могу спрятать или игнорировать,
Это тёмная сторона моей души
Которая постоянно пытается контролировать
Мой разум, сердце и душу.

Тьма дом для моей сущности.
Только здесь она может отдохнуть,
Только здесь она не одинока,
Потому что она состоит в армии тёмных сил,
И здесь она довершенная, одна из тысяч кусочков машины для убийства,
Одна из проклятых душ которые наслаждаются своими страданиями.

Свободный для всего,
Под контролем хаоса.
Нет мыслей, только тёмные животные инстинкты,
Удовлетворяю свой голод,
Пью человеческую кровь, высасываю их души,
Наслаждаюсь своим безумием, холоднокровным убийством своей души.


***

Знаешь ли ты, что гнев можно заглушить лишь болью?
Знаешь ли ты, как можно ненавидеть всех и себя?
Знаешь ли ты, что такое жажда крови?
Знаешь ли ты, как можно никогда никого не любить?
Знаешь ли ты, как можно уничтожив себя потом возродить?
Знаешь ли ты, как можно лишь одиночество по-настоящему ценить?
Думаю, нет, а я знаю, я знаю.

Я была ничем, и этого не замечал а,
Захотев узнать, что я,
Весь свой старый мир сожгла,
Понемногу человечность утеряла
И похожей на зверя я стала,
Но лишь в худшем его воплощении,
Без инстинкта самосохранения.

Тварью бродящей по земле,
Вот чем я стала,
Но от этого страдала,
И ненависть во мне полыхала,
Которая в моей душе дыры прожигала.
Но выжила и сильнее стала,
В познании, что я свободу обрела.

Свобода - быть одинокой даже в толпе.
Свобода - никого никогда не любить.
Свобода - надеяться лишь на себя.
Свобода - никогда ни о чём не сожалеть.
Свобода - не перед кем не склонять головы.
Свобода - всегда помнить себя.
Свобода - жить, будто нечего терять.


***

Я пройду сквозь вечную тьму,
Проживу сотни жизней полных боли,
Но я найду тебя моя любовь,
И на вечно наши души воедино сплетутся.

Ну а пока видна лишь бесконечная дорога,
Вокруг лишь сотни злобных ледников,
Которые могут раздавить меня в любой день,
Но я восстану из мёртвых и продолжу свой поиск.

Без надежды найти то, что ищу,
Я продолжу свой путь,
Ни за что никогда не отступлю,
Даже если это меня убьёт.

Если цена любви - смерть,
Я готова бесконечно её платить,
Лишь бы хоть раз её ощутить,
Потом можете меня хоть в реке боли утопить.

Но я уже никогда не смогу её забыть,
Даже боль и смерть не способны любовь убить,
Раз, ощутив её прикосновенье,
Навеки станешь добровольным узником её цепей.


***

Вдребезги мой мир разбился
И осколки его вонзились в моё сердце.
Кровоточат раны и медленно убивают,
Не нашлось ничего, чтобы их исцеляло.
Загнала осколки глубоко в раны
И затянулись они шрамами,
Но глубоко в сердце по-прежнему бьёт гейзер кровавый.

Почему же не болит больше сердце?
Вроде и вовсе нет.
Тогда почему оно до сих пор бьётся?
Может, не осознало что оно мёртво,
Иль осознало, но смирится, не может?
Порою я была б рада, чтобы смирилось оно,
Но сердце воина ни за что смиряться не станет.

Даже если боль возобновится и будет столь сильна,
Что выдержать её не в человеческих силах,
Всё равно стиснув зубы двинусь вперед.
Наплевать, хоть борьба всякий смысл утратит,
Я действовала так, что некуда отступать мне.
Если в этой борьбе снова себя потеряю, я знаю,
Что-то кто помнил себя однажды,
Сможет вспомнить и дважды.

Потеряв себя в море боли и отчаяния,
Может, и согнусь я, но не сломаюсь.
Ни сделаю и шагу назад,
Даже если суждено пройти хоть через ад,
Ни какая цена не высока,
Когда речь идёт о целостности самого себя.

Не имеет значения, если это меня убьёт,
Давно хожу по острию ножа,
Потому к смерти всегда готова я.
Это будет моё последнее сражение
И я уйду без сожаления.


ДНЕВНИК ГОТА.

Спросит кто-то:
,,Почему в твоих глазах постоянно лишь боль и печаль?"
И отвечу ему я так:
,,Если б ты пережил то, что я, Вмиг бы жить перехотел."

Каждый день тебе плюёт кто-то вслед.
Каждый день поливают говном.
Меня били не раз просто так, за мой вид.
И насильников встречала я на пути, не смогла обойти.

Жизнь, постоянно плывёшь лишь против теченья,
Тонешь в отчаянии, безумии, одиночестве, боли,
И не этому конца пока ты ещё жив,
Ведь не можешь ты быть никем другим.

Лишь собой, всегда и везде,
Но за буйную внутреннюю свободу надо дорого платить,
Платить своей кровью, своей бесконечной болью.
Жить всему вопреки, везде дерьмо, но бывает можно в нём и алмазы найти.

Надо просто верить, не забывать,
Что прекрасное есть и беречь это в сердце своём,
Даже когда уже не хочется жить, утопают алмазы в дерьме,
Знаю, точно хватит сил, чтобы жить.

Я нырну за алмазами прямо на дно,
И останусь там жить, как их вечный хранитель.
Не отнимет никто и ничто их у меня,
Заберу их с собой даже в Ад.

Потому и жива до сих пор,
Ведь то, что имею хорошее, ценю до конца своих дней,
Посему даже когда моё сердце заполняет кромешный мрак, предвестник самоубийства,
В нём живёт то, что сильнее смерти.

Покуда жива - буду жить лишь во тьме.
Покуда жива - не будет конца моей боли.
Покуда жива - не сверну со своей дороги.
Покуда жива - нет в моём сердце места страху.

Холод эмоций, нетленная сила любви,
Постоянная самодисциплина и уход от этого мира,
Неустанное хождение по острию ножа,
Ноги все в крови, в сердце полно боли, но моя любовь сильнее в стократ.

Прочитав это всё, ты до сих пор хочешь задать мне вопрос?:
,,Почему в твоих глазах постоянно лишь боль и печаль?"
Если нет, то ты прочувствовал, то, что читал.
Если да, то тебе никогда меня не понять.


***

Пустота внутри,
Вроде я одна на всей планете,
На планете, на которой вечно царит темнота
И вздох тяжёлый такой, что я задыхаюсь.

Я забыла, что мне нужно дышать,
Ничего кроме тьмы не знаю.
Сколько б не кочевала по планете
Никто меня не заметит.

Я вроде есть, и вроде нет,
Уж и сама не знаю ответа,
Может, живу в ином измерении
И для людей этого мира я всего лишь виденье?

Но почему тогда не могу вернуться в свой мир?
Почему моя связь с измерением этим столь сильна?
Почему не чувствую себя человеком,
А лишь фантомом из сновиденья?

Но может ли фантом чувствовать боль,
Может ли он ненавидеть, любить и мечтать?
Я не знаю, никогда не узнаю,
А нужно ли знать, может просто поверить,
Что я и есть фантом.

И так я фантом,
Теперь я смирилась с этим,
Но всё же пока неспособна поверить,
Что таких как я фантомов больше в мире нет,
Но прейдет время и я поверю даже в это.

Одна, одна, всегда одна,
Вокруг меня лишь пустота,
Лишь одни миражи, всё так нереально,
Но нереальнее всего сама я.


***

Рушится мир, утопая в боли,
Любовь как вечный маяк,
Его свет ослепительно яркий,
Летя на него, сгорали сотни ночных мотыльков.

Вот так и я сгорю, быть может,
Когда потухнет твой маяк,
Сгорю в огне собственных утраченных чувств,
Коль в сердце лёд, не зачем жить, отныне мой путь смерть.

Навеки погружусь во мрак,
Отец:,,Ты этого так долго ждал?
Ты ль маяк моей любимой загасил?''
Но мне уже не важен ответ.

Отныне я всегда лишь демон,
Умер во мне человек.
Прольётся кровь во славу Сатане,
И запылают церкви.

Рык зверя содрогнет всю землю,
Но этот зверь не бессмертен,
Настанет время и он зальётся своей кровью,
Как когда-то чужою.

И в предсмертном бреду
Проблеснет в нём снова что-то людское,
И не к Отцу он взывать будет,
Которому так верно служил.

А будет шептать до конца заветное имя:,,Наташа."
Ведь ничто убить любовь не способно,
Лишь на время её может заглушить боль,
Но и Аду вовек не загасить её пламя.

 

Comments to:: literature@gothic.com.ua

Ukrainian Gothic Portal © 2000-2001