Дейнеко Дарья

Публікації від 3 Квітня 2006р.


НЕ ТА...

    Я блідий місяць в теплий день,
    Я чорний сніг на пелюстках троянди,
    Я тиша в голосі пісень,
    На теренах брехні я правда
   
    В волокнах снігу я роса,
    Весною йду багряним листям.
    Коли ти мій, я не твоя,
    і не бреши мені навмисне.
   
    Я дикий звір серед людей,
    Я тепла кров в холоднім тілі,
    Я серце, видране з грудей,
    Що б’ється в місячному світлі.
   
    Повія у стінах церков,
    Я муза у донецьких шахтах
    Дощем зіниць я виллюсь знов,
    Я ангел в небі, біс на хмарах.
   
    Я дірка в сукні. Навесні
    Жоржина я у темнім лісі.
    Не та, не там і не тоді....
    Та й ви хіба на свому місці


НЕНАВИДЖУ

    Ненавиджу у натовпі спітнілі очі,
    Що оглядають мене всю,
    Що будять шепотом крізь ночі
    І дражнять ненависть мою
   
    Що скоса погляди кидають
    І крутять пальцями у скронь.
    О, моя ненависте клята,
    Тебе не зрозумів би й Фройд!
   
    Людей ненавиджу і тіні,
    Що зміями сповзають по руках,
    Ненавиджу безглузді цілі,
    Що ставлять люди по кутках
   
    Чужих думок тягар страшенний,
    На кладовище мертвих мрій
    Несуть мені, давно померлій,
    Замість загублених надій
   
    І разом з думкою чи словом
    Вбивають в серце цвях мені,
    І душу втоптують глибоко,
    У пекло, мабуть, сатані


АПОКАЛІПСИС

    Останній день добра і зла
    Остання ніч болю й тепла
    Остання ніч, останній день
    А далі, далі буде те,
   
    Чого не знали досі ми,
    Куди боялися ввійти,
    Прийшов цей день, прийшов цей час,
    Та біль в мені навіки згас
   
    Злетів на землю Херувим,
    Та мені іти за ним,
    Він сильно крилами махав,
    Усе кружляв, мене лишав.
   
    Все чорним світлом затягло,
    І змило все, і світ злило.
    Життя згоріло у вогні,
    Та чом же досі ми живі?
   
    Добро – не зло, а зло – добро,
    Життя – тринадцяте число,
    Прийшов кінець, а ми живі,
    На зло і богу й сатані...


ИСПОВЕДЬ НАРКОМАНА.

    Вчера я жизнь свою увидел,
    Как в черной мгле. Я захотел забыть,
    Всех, кто меня вчера обидел,
    От них я смог вчера уйти.
   
    Сегодня утром страшной болью
    Обидчик вновь пришел ко мне,
    Теперь хочу любой ценою,
    Прогнать его, забывшись в сне.
   
    Лишь только там его возможно
    За справедливость наказать,
    И лишь во сне все, как захочешь
    Ему ты сможешь рассказать.
   
    Я спал и видел, как он пал.
    Просил он у меня прощенья,
    Но я специально не прощал –
    Решил убить до пробужденья.
   
    Ведь лишь во сне возможно все:
    Я знаю это на отлично,
    И я исполнил правосудие свое,
    И отомстил врагу я лично.
   
    На утро было тяжело проснуться,
    Светили тускло фонари,
    Ко мне сомнения вернулись,
    А руки, руки все в крови!..


ДУХОВНАЯ СМЕРТЬ.

    Жизнь, проклятая адом
    Черным цветом красит мир,
    Манит в сети райским садом,
    Как фанатов их кумир.
   
    Алым пламенем пылает,
    В едком дыме сигарет
    Твой герой в нем умирает,
    Не узнав еще ответ.
   
    Рассекая все надежды,
    Убивая веру в них,
    Смерть орудует небрежно
    И дописывает стих.
   
    Строчки страшные о жизни,
    Ложь, предательство, сам грех –
    Все, что правит в черном мире
    Поднимает смерть на смех.
   
    И смывает красной кровью
    Все ошибки и грехи,
    Посыпает раны солью,
    Тушит в доме все огни.
   
    Нет здесь зла и нет добра –
    Черный цвет и тишина,
    Царь не бог, не сатана.
    Просто мертвая страна.


ТАЙНА ЧЕРНОГО ЛЕСА

    За старым лесом неприветным
    Расположилась деревушка,
    За страсть к вину и пиву характерной
    Народ позвал ее Пивною кружкой.
   
    Про черный лес ходили слухи,
    Мол, будто, жизни нету там,
    А если есть, только духи
    И ведьмы пляшут по ночам.
   
    Немного было смельчаков,
    Что в черный лес войти пытались.
    И я скажу, без дураков,
    Что ни одни не возвращались.
   
    Любимой темой средь народу –
    Друг другу нервы щекотать,
    Никто не знал ведь правды с роду,
    Но все любили чуть приврать.
   
    И вот в одном из местных баров
    Собрались снова мужики,
    И смело наполняя браги,
    Вот стали чушь уже нести.
   
    Средь этой стаи хулиганов
    Один парнишка очутился.
    И все любители стаканов
    Решили чуть повеселиться.
   
    Запугивать беднягу стали,
    Придумывая сказки на ходу.
    Одни с улыбкой доливали,
    Другие с хохоту катались на полу.
   
    И вот один из мужиков
    Сказал: «а не пойти ль ему к Ивану?
    Ведь, говорят, он знает все.
    Пускай расскажет эту тайну.
   
    Тот дед Иван, считали, помер –
    Он старым к нам давно пришел,
    И жил один, а в доме кроме
    Него жили десятки пауков».
   
    Парнишка был под впечатленьем –
    Решил немедля он идти.
    Под пьяный визг и одобренья
    Ему желали доброго пути.
   
    Добрался до забитой хаты,
    В которой жил старик Иван.
    Лишь стены мох покрыл все лохматый,
    И несся с хаты злой духан.
   
    Набравшись сил, парень решился
    И твердо в двери постучал.
    Лишь пару досок отвалилось,
    Никто ему не отвечал.
   
    И вдруг раздался хриплый голос:
    «кого там черти принесли?»
    у парня дыбом стал весь волос:
    «Меня… послали…мужики…»
   
    «Еще один любитель сказок.
    Ну что ж, входи, малыш, ко мне».
    И парень очутился сразу
    В гнилой кромешной темноте.
   
    Стоял, как вкопанный – боялся,
    Чтобы куда-то не вступить.
    Таки стоять там и остался,
    А старый начал говорить.
   
    «Сто девяносто девять лет назад
    в деревне рядом поселилась
    одна семья. Отец богат,
    а дочка красотою отличилась.
   
    Не мудрено, сто все влюбились,
    Дивчина ж не из наших мест была.
    И вот так было получилось
    В нее влюбился был и я…
   
    Случилось так, что полюбила
    Она из всех только меня.
    Но для нее принципиально было
    Не спать ни с кем до свадьбы дня.
   
    В последний день свободной жизни
    Друзья споили все меня,
    По пьяни в дом пошел публичный
    И местной девке отдался.
   
    За это прокляла невеста,
    И с горя в черный лес ушла
    С тех пор не находил я места –
    В кошмарах снилась мне она.
   
    Ходили все ее искали,
    Ходил и я в тот лес не раз.
    И вот однажды так гуляя
    Волчица кинулась на нас.
   
    Загрызла всех, меня не тронув,
    И голосом людским произнесла:
    «Один раз в год, в сезон охоты
    ты будешь проносить юнца
   
    И двести лет все продолжаться,
    А на последний, самый раз
    В лесу со мной позволю я остаться,
    Я лишь тогда смогу девицей стать».
   
    Вдруг грохот в доме старика раздался –
    То парень замертво упал.
    Иван довольно улыбался
    И тело молодое подобрал…


КАЯТТЯ НЕПОВНОЛІТНЬОЇ

    Світило сонце, землю гріло,
    Благословило небо новий день.
    І я цей світ в останній раз любила,
    Прощалась з ним, коли ішла на смерть.
   
    Життя моє, не сповнене печалі,
    Коли її із кимось розділить.
    Гіркими заливать сльозами,
    Й горілкою гіркою затопить...
   
    А далі... далі тане в димі,
    У сірих хмарах цигарок,
    І у дурмані терпкім, сивім
    До прірви роблю новий крок.
   
    Я закрутилась в цьому вирі,
    Серед загублених назад доріг.
    Лиш руки зколоті, синцями вкриті
    Й нестерпний біль, розлитий скрізь.
   
    Ось так під чорним вбитим небом,
    Було кохання, світло й дим...
    Хіба кохання? – секс шалений,
    До ранку забуваючи із ким.
   
    А сонце грітиме, як гріло,
    Та не мене благословить земля...
    Життя прости, що я тебе згубила,
    Життя єдине – іншого нема.

 

Comments to:: literature@gothic.com.ua

Ukrainian Gothic Portal © 2000-2006