header04 forumhead02 forumhead03 logo

Главная | Сделать домашней | Добавить в избранное
Поиск по сайту   Расширенный поиск »
        
Разделы

Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Рассылка
Подписаться на рассылку:

Опрос
Что нового не хватает порталу для того, чтобы стать более удобным и интересным?
Много новых материалов
Интеграции с социальными сетями
Новий дизайн и структура
Новых посетителей и коментаторов
Меня все устраивает, ничего менять не надо
Результаты
Все опросы



email Отправить другу | print Версия для печати | comment Комментарии (0 добавлено)

Спецпроект: Люди Искусства и Татуировки: DERO из OOMPH!

Daria Tessa on Авуст 03, 2017

Впервые за много лет, я так сильно нервничала перед интервью. Возможно, причиной тому послужил тот факт, что музыка OOMPH! уже очень долго сопровождает мою жизнь. Мне было очень важно, чтобы DERO поддержал наш проект и согласился участвовать. В конечном итоге разговор был не только о татуировках, но и о боли, смерти, искусстве и жизни. И именно этим я хочу сегодня с вами поделиться.

Я уже множество раз тебя фотографировала и собственно до этого года никогда не осознавала, что ты татуирован. На сцене ты всегда как-то полностью запакован. Первое исключение были фото концерта в Москве, где на тебе был жилет и можно было увидеть твои руки. Это специально было так сделано?

DERO: Да специально. Я люблю изменения и в этот раз костюм был так продуман, чтобы можно было увидеть больше моей кожи. В предыдущих сценических костюмах такой возможности не было, или не подходило или не сложилось, в этот раз вот так. Но у меня уже давно татуировки, я уже говорил в некоторых интервью об этом и в паре видео — это тоже видно. Сейчас сходу могу вспомнить „Sex hat keine Macht“ и также „Beim ersten Mal tuts immer weh“, там можно увидеть мои татуировки.

В видео на „Supernova“ уже можно было немного увидеть твои татуировки, но тогда у тебя были только предплечья.

DERO: Точно. Тогда они потихоньку и начали расти. И да, собственно сейчас я почти все закончил, за исключением небольших мест, и тогда все будет готово.

Когда ты сделал свою первую татуировку и что это было? Долго ли ты решался на это?

DERO: Это был 1991 год, и я достаточно долго думал. В то время мне нравились черные татуировки, и эта работа была так же чисто черной, сейчас ее уже не видно, ибо был сделан кавер.

Тяжелый вопрос – сколько у тебя всего татуировок, или это все один большой проект?

DERO: Это цельное произведение искусства, поэтому его невозможно разделить на отдельные части. Так планировалось с самого начала, что все будет создавать цельную картину. Меня очень вдохновили фрактальные и биомеханические татуировки Aaron Cain и Guy Aitchison.

На следующий вопрос ты уже частично ответил, что ты не совсем еще все закончил, и кое какие мелочи остались. Делал ли ты все это произведение искусства у одного мастера?

DERO: Да, в Волфсбурге в „Culture Shocks“. Олли, шеф этой студии сделал мне все.

Как ты его выбрал, и кто делал эскизы?

DERO: Выбрал я его на основе его работ. Я просмотрел других татуировщиков и их портфолио и перелистал их папки, просмотрел их работы, фото, которые висят в их тату салоне и которые они сами татуировали. Сам рисунок мы выбрали вместе, но нарисован он был от руки и уже иглой доведен до идеала, так что такого рисунка ни у кого нет и ни в какой книге нет даже подобного.

Я думаю, что так и должно быть. Я не люблю, когда люди делают себе копии чего-то.

DERO: Да, это точно.

Делать татуировку больно, как ты справляешься с болью во время сеансов? У тебя татуировки на таких чувствительных местах как грудь, например, где должно быть очень-очень больно.

DERO: Да, это очень больно, тут ты права, но боль принадлежит к татуировке. Только тогда человек понимает, что действительно происходит. Я думаю, что это одна из причин почему люди делают татуировки: преодоление себя и опыт боли. Это аспект татуировок, который очень важен и не стоит его недооценивать. Во всех культурах боль играет определенную роль, так же во всех религиях. Поэтому я думаю что татуировки, а точнее процесс татуирования – это очищающее действие, ведущее к катарсису, после этого ты как бы становишься освобожденный. Боль сильно связана с татуировкой, и кто ее не может вынести или чувствует, что это не его, должен это оставить и не делать татуировку. Потому как ты и сказала, есть места, которые очень-очень чувствительные и там боли ты никак не избежишь. Ты не должен принимать обезболивающее, татуировщик тебе скажет то это нехорошо. Поэтому есть только пару кожных обезболивающих, которые втираются в кожу, но не сильно помогают. Это скорее психосоматическое.

Мы много потеряли в вещах опыта боли и смерти из-за изменений нашей культуры. Раньше, когда люди еще архаично бегали по лесу и сами добывали себе свой кусок мяса, они все время конфронтировали со смертью. На каждом углу мог быть медведь или тигр, или ядовитая змея, всегда была опасность смерти. Сейчас это ощущение утеряно, стало абстрактным. Сейчас, похоже, самая большая опасность статистически погибнуть в аварии. Но и тут каждый думает, что в безопасной машине, с пристегнутым ремнем и воздушными подушками с ним ничего не случится. Это означает, что опыт смерти, страх смерти стали абстрактными. Возможно, это так же причина, почему стало так много ужастиков и видов экстремального спорта, таких как костюм с крыльями, банджи джампинг, рафтинг и прочие. Так же и татуировка в какой-то степени тоже к этому относится, поскольку так же стара как человечество. Эци – древний человек, которого нашли в Альпах, тоже был татуирован. Первобытные люди уже делали татуировки. Это имело скорее ритуальное значение, а также показывало отношение к роду, но также имело значение болевого опыта. Уже тогда людям было важно преодолеть себя и через это генерировать свою силу и мощь.

Да, это очень трагично на самом деле, в нашем мире сейчас происходит столько всего плохого, но люди воспринимают это по принципу: “Это все далеко и мне ничего не грозит”. Они верят, что самое худшее что может случится это авария или что-то в этом роде.

DERO: Я думаю, что для общества в целом это плохо, когда смерть просто игнорируется. Старые или умирающие люди отправляются в дома престарелых или клиники, чтобы исключить смерть. Чтобы мы этого не видели и с этим не конфронтировали. Но я считаю это плохо. Если мы будем видеть, что смерть принадлежит к жизни, то жизнь приобретет для нас невероятную ценность. Но если мы смерть исключаем, ее не воспринимаем, не хотим видеть и только стремимся за удовольствием, то жизнь теряется в своем качестве. Мы уже не знаем, насколько хрупкая жизнь.

Да, я частично замечаю это у моих знакомых. Я из Украины, где как раз сейчас война. Я потеряла друзей и знакомых в этой войне и воспринимаю вещи как раз по-другому.

DERO: Я тебе верю. Да, мы тут в Германии и в Европе в целом живем так сказать на острове, на настоящем острове блаженных. Везде в мире голод, смерть, разруха, война и борьба за выживание, но мы тут катаемся в жиру. Многие уже не ценят этого и хотят опять разъехаться по своим странам и быть сами по себе. Но мы забываем, что при всех негативных аспектах, которые есть в Европейском союзе, как раз без сомнения в плане экономики. Мы начали доверять друг другу в Европе на национальном уровне, стали взаимодействовать, а не работать против друг друга. Это дало нам 70 лет мира, и это нельзя забывать. Как я уже говорил, при всей справедливой критике и экономических проблемах, и непрозрачности, которые Брюссель и Европа вносят, нельзя забывать, что еще 70 лет назад страны в Европе не доверяли друг другу и вели войны друг с другом.  Если такова цель сегодняшних националистов, снова вести войны и не доверять друг другу, то я пас. Я этого не хочу ни для себя, ни для моих детей.

Да, тут ты абсолютно прав, тут я тоже пас.

Но сейчас назад к татуировкам. Был ли в твоей жизни момент, когда ты сожалел что сделал ту или иную татуировку?

DERO: Да, иначе бы я не сделал кавер поверх первых работ. Я думаю, вкус меняется, что является абсолютно нормальным и так я однажды нашел для себя другой стиль, которым я сейчас доволен и почти все завершил. И если у меня, когда-нибудь опять появится необходимость сделать себе новую татуировку, то я обязательно займусь улучшением старых. То есть, освежу краску на них. После этого проекта, я не буду делать себе ничего нового.

У тебя только корпус татуирован, то есть руки и грудь?

DERO: Руки, грудь и пол спины.

Что для тебя табу в плане татуировок, что бы ты не сделал себе никогда и не принимаешь на других.

DERO: Конечно же, татуировки, которые противоречат моим политическим, моральным и этическим принципам, конечно же, такое я себе не сделаю и не люблю видеть на других. Но это их право, делать себе такие татуировки. Если они считают, что у них должно такое быть, то пусть делают. Я не люблю смотреть на фашистские эмблемы, к примеру, мне это не нужно. От такого мне будет скорее дурно. Но кто если кто-то для себя считает правильным украсить так свое тело, то это его/ее право. Меня это скорее отталкивает.

Говорят, что татуировки делают зависимым, если раз начал, то нельзя остановиться, так ли это?

DERO: Ну, я верю, что в какой-то степени это действительно делает зависимым. Во время этого испытания болью мозг вырабатывает много гормонов в том числе гормоны счастья. Это похоже на экстремальных спортсменов, которые три, четыре часа мчатся и потом как-тозамечают, что их это в какой-то степени делает счастливыми. Эти вырабатываемые мозгом гормоны и сообщения, которые вызывают ощущения радости в теле аналогичны татуированию. Поэтому у них такое свойство вызывать зависимость, так же, как и у многих других вещей, которые влияют на центры счастья и поощрения в мозге.

Сейчас татуировка стала в какой-то степени модой, много людей не задумываются над значением, они просто хотят иметь что-то цветное на теле, быть модными. Такие часто просто приходят в салон и просят показать, а что у них есть. Из татуировщиков – людей искусства делают штамповщиков ширпотреба. Как ты относишься к этой проблематике?

DERO: Я думаю ни один татуировщик в мире не будет расстроен из-за большого количества денег на его счету, скорее он будет этому рад. С другой стороны, ты права, вкус меняется и когда-нибудь люди будут сожалеть об их прегрешениях молодости. Но для этого есть лазерные студии для удаления татуировок. И так одна рука моет другую.

Да, но я все равно не понимаю, как люди могут гнаться за модой. Но это их проблема не моя.

DERO: Именно, одно я в своей жизни выучил, что не всех людей можно и нужно понимать.

Это точно.

Хотелось бы затронуть социальный аспект татуировок. Раньше многие считали, что, если у тебя татуировки ты не можешь быть успешным и найти «хорошую» работу. Изменилось ли сознание и восприятие людей или предрассудки все еще живы?

DERO: Я думаю, что действительно положение вещей несколько поменялось. Татуировки стали приемлемые социумом. Это доказывают не в последнюю очередь звезды футбола по всему миру, у которых так же имеются большие и эффектные тату, но и музыканты сделали татуировки социально приемлемыми. Во многих профессиях правда, как и прежде - это твой недостаток если у тебя татуировки на видимых частях тела: лицо, шея, кисти рук.  До тех пор, пока ты можешь спрятать татуировки под рабочей одеждой, теоретически ты можешь быть и татуированным банкиром, ты можешь одеть рубашку и костюм поверх и быть менеджером или еще кем-то. Но если у тебя татуированы лицо или кисти рук, я думаю, это уже проблематично найти свое место на некоторых работах. Есть профессии, в которых это не столь важно. Но я думаю, все же в большинстве случаев татуировки по-прежнему являются недостатком. В конечном итоге каждый сам должен это для себя решать.  

Да, хотя татуировки не говорят ничего о тебе как о человеке и о качестве твоей работы.

DERO: Да, вообще не говорят, тут ты абсолютно права, но это предрассудки, которые укоренились в людях, от них ты так быстро не избавишься. В Новой Зеландии, например, у туземного населения является обычной практикой, что лица татуированы, но в Германии и в Европе это не укоренилось в культуре.  Поэтому для многих людей у татуировок есть привкус криминальности, нижнего мира и красных огней. Традиционно татуировки конечно же пришли в Европу через моряков. Они были в разных странах и видели, что люди татуированы и некоторые сделали себе прямо на месте татуировки и так завезли это. Так появились первые татуировщики в портовых городах Англии и Испании. Так это и разошлось. У моряков раньше была тоже не самая лучшая репутация, они, как правило, не принадлежали к высшему сословию и поэтому, так и сложилось мнение, что татуированные люди, скорее люди, которые в сомнительных ситуациях укоренились по-другому, чем остальные. Но татуировки стали намного более приемлемыми.

Одна из причин, почему я начала этот проект, это то, что татуировки являются для меня искусством. Я стараюсь эту идею донести до людей, что татуировки — это искусство и что не стоит их осуждать.

DERO: Да, я тоже так считаю. Но ты сама знаешь, как это – о вкусах не спорят. У некоторых людей одно виденье, у других другое. У других видов искусства тоже самое. Кто то, как Joseph Beuys намажет кусок масла в углу и скажет, что это искусство и все что люди делают это в конечном счете искусство и кто-то другой скажет, что это не искусство и только то что Микеланджело и Да Винчи делали это искусство, а все остальное нет. Я в этом плане очень толерантен и очень открыт. Я скажу так, что то, что какой-то человек воспринимает как искусство так же и является искусством, даже если это всего один человек. Большинство не обязательно правы. Только потому, что больше людей нечто считают искусством, это еще не означает что это лучшее искусство. Если один человек говорит, нечто это искусство, то это оно и есть, как я уже говорил.

И мы уже дошли до последнего вопроса. Что бы ты посоветовал людям, которые собираются делать их первое тату? Как выбирать мастера? Цветное или черно белое? Просто какие-то советы из жизни?

DERO: Я считаю, что очень важна гигиена. Обязательно посмотрите на сертификаты по гигиене и химическую экспертизу красок. До сих пор есть исключения, которые делают татуировки автолаком, что очень нездорово. Конечно же, нужно обращать внимание на эстетическое ощущение татуировщика. Если ты приходишь к татуировщику и говоришь – хочу вот это на этом месте, и он говорит Ок, я сделаю, хотя возможно думает, что оно пропорционально на это место вообще не подходит, что нужно увеличить, уменьшить или это должно быть на другом месте, чтобы рисунок хорошо смотрелся, то есть если татуировщик тебе не дает ни каких советов и только делает, то что ты хочешь, то это плохой татуировщик. У татуировщика есть эстетическое задание, в случае сомнения сказать – подумай еще, твоя идея не лучшая, можно сделать еще лучше. Он должен тебя проконсультировать или ты придёшь еще раз с новой идеей, при которой вы оба скажете, теперь в этом есть смысл, теперь выглядит круто. В конечном итоге эта татуировка будет сопровождать тебя всю твою жизнь.

Поэтому нужно достаточно долго об этом подумать. Я бы посоветовал, особенно молодым людям от 18 не делать татуировки на местах, которые нельзя спрятать под одеждой. Для такой идеи нужно время, нужно подрасти. То есть, с начала следует сделать татуировку на месте, которое можно спрятать под одеждой и с начала ощутить это чувство, что значит быть татуированным. Что бы потом позднее, действительно сказать, я хочу сделать татуировку на месте, которое нельзя спрятать под одеждой.  Это так же показывает хорошего татуировщика, если к нему приходит 18-летний или летняя и просит сделать татуировку шеи по подбородок, что он скажет - нет, я не буду делать, подумай еще раз, тебе 18 лет, ты еще не знаешь, что это для тебя значит. У татуировщика всегда есть ответственность, но хороший татуировщик ее действительно осознает. На основе этого можно отличить хорошего татуировщика от халтурщика.

Project by Daria Tessa and Daniela Vorndran, Interview by Daria Tessa 

Фото: Черно-белые Ronny Zeisberg, цветные фото Anni Landi

 



1061 раз прочтено

Оцените содержание статьи?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всего 16 голосов)
comment Комментарии (0 добавлено)
Популярные (за день)
Комментируемые
Рекомендуемые
Команда УГП
image

Vitaly Stranger


Идеолог. Главный редактор. Дизайнер. Создатель УГП