header04 forumhead02 forumhead03 logo

Главная | Сделать домашней | Добавить в избранное
Поиск по сайту   Расширенный поиск »
        
Разделы

Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Рассылка
Подписаться на рассылку:

Опрос
Что нового не хватает порталу для того, чтобы стать более удобным и интересным?
Много новых материалов
Интеграции с социальными сетями
Новий дизайн и структура
Новых посетителей и коментаторов
Меня все устраивает, ничего менять не надо
Результаты
Все опросы



email Отправить другу | print Версия для печати | comment Комментарии (0 добавлено)

Томас Бойден, фронтмен Die Weisse Rose: Песни – это как экзорцизм чувств

Maryna Evilly on Ноябрь 21, 2011

Автор фото - Дуглас Пирс (Douglas Pearce, Death In June)Десять лет назад, в 2001 году в далекой Дании, был создан уникальный проект, который почти все эти годы не выпускал ни единого официального или неофициального релиза. Первым и последним на данный момент стал «A Martyrium Of White Roses», изданный культовым лейблом Cold Meat Industry в 2009 году. И при этом команда давала множество концертов по всему миру и стала практически сенсацией в постиндустриальной музыке. Все это о Die Weisse Rose. И сегодня мы с вами познакомимся ближе с его создателем – Томасом Бойденом (Thomas Bøjden). Он расскажет о себе, своем детище, музыке, отношениях с другими музыкантами и о многих других вещах, о которых еще не рассказывал ни одному славянскому изданию.

 

Информация об альбоме «A Martyrium Of White Roses»:

Лейбл: Cold Meat Industry

Дата релиза: 27 мая 2009

Жанры: martial industrial, neofolk, apocalyptic folk, martial, postindustrial, experimental

Краткое описание: Die Weisse Rose представил на суд публики материал, разрывающийся между лиризмом и трагичностью. Стилистически тяготеющий к martial industrial, альбом этот крайне кинематографичен. Он словно бы служит саундтреком к фильму Верховена. Множество голосовых сэмплов, из той же ленты, в частности, и позаимствованных, музыкальные обрывки и голоса, принадлежавшие уже исчезнувшим людям, реконструируют атмосферу того времени, визуализируя перед слушателем картины жизни фашистской Германии. Минималистичные органные и скрипичные мелодии красивы, но минорно печальны, как, например, в треке «Letzter Wille» или открывающем альбом «A Martyrium Of White Roses». «Im Nebel» – «В тумане» – мелодекламация стихотворения Германа Гессе. (описание взято с сайта www.Last.FM)

 

A Martyrium Of White RosesEvilly: У тебя нет собственного сайта. Зато есть страница группы на Facebook. Там же ты размещаешь и свои многочисленные фото. Может у тебя есть личный блог или что-то в таком роде?

Томас: Я использую только Facebook. Но я думаю завести аккаунт на Tumblr. Мне отчасти нравится это – вы не можете получить всю информацию о группе просто погуглив. Это поддерживает тайну. И я считаю, что это делает искусство более мощным. Вместо того, чтобы просто воспользовавшись поисковиком, получить всю информацию за 2 минуты.

Evilly: И вот такое отношение привело к тому, что о группе Die Weisse Rose слишком мало информации в сети. Расскажи нам немного об истории создания твоего детища. И почему именно «белая роза»? Это случайность или имеет какой-то более глубокий смысл?

Томас: Для меня «белая роза» имеет множество интерпретаций. От красоты и трансформаций до большого количества эзотерических значений, связанных с этим именем. Белая роза – это символ чистоты и, точно, именно чистота как ключевой символ для понимания чего-то, о чем я знал с тех пор, когда все начиналось. Я считаю это своего рода поощрением для настоящих ценителей, когда только в одном имени можно найти различные значения в зависимости от контекста и цели. Именно тогда хочется ознакомиться с музыкой и лирикой, которую я делаю для группы. Не так давно (имеется ввиду концерт 15-го октября 2011 года – прим. автора) я был в Португалии, играл на одной сцене с Death In June и имел прекрасный разговор с Дугласом о его представлении о «белых розах» и их символической ценности в его собственной работе, о способах, которыми Жан Жене (французский писатель, поэт и драматург – прим. автора) и Юкио Мисима (японский писатель и драматург – прим. автора) использовали розы как повторяющийся символ в своем творчестве. Для меня же было очень важно, чтобы название, могло адаптироваться к различным контекстам и смогло выразить преобразования и переход различных стадий. Что-то живое и что-то не статичное. Таким образом, это не случайность. Я отдаю предпочтение искусству, которое очень сфокусировано.

Evilly: А есть ли что-то общее в названии группы с одноименным фильмом Майкла Верховена о Третьем Рейхе?

Томас: Да, я знаю фильм Верховена о немецкой группе сопротивления под названием «Белая роза». Хотя я должен признать, что нашел утомительными образы этих студентов и их предательства слишком одномерны. Потому как я думаю, что сложность их борьбы была действительно более глубокой, чем то, что был в состоянии рассказать Майкл Верховен в 90-та минутах основного времени фильма. Но исторически сама группа, документы их дела, письма и листовки, которые они оставили после себя, я считаю очень поэтическими и то, что они выбрали белую розу как символ, конечно же, имело совсем другое символическое значение, чем то, о котором знал я, когда выбирал название своей группы. Тем более это еще и символ неповиновения. И да, историческая Die Weisse Rose, безусловно, также повлияла на меня, и я могу постоянно возвращаться назад к ней, как к источнику стабильного вдохновения. Так как наш век действительно требует сопротивления этому бездушному столетию, когда наши враги – это  все вокруг нас в своем многообразии форм.

Evilly: Ты действительно думаешь, что враги среди тех, кто окружает тебя? Подобное отношение к миру как-то влияет на твою работу в DWR? И как историк, я думаю, ты должен был бы иметь более позитивное отношение к миру вокруг себя.

Томас: Нет, они только подтверждают мое наблюдение, что я делаю правильные вещи. И хотя то, чем я занимаюсь параллельно в настоящее время, это обучение истории – я действительно не преследую никаких образовательных целей в том, что я даю людям своей музыкой. Это не моя участь – рассказывать что правдиво, а что ложно. Каждый может посмотреть вокруг себя и увидеть, куда движется бездушная масса, а потом составить свое собственное мнение.

Я ни во что не верю… Но  у меня есть большой интерес к мифологии. Потому как я думаю, что мифология отражает что-то глубоко внедренное в человеческий мозг. И что это уникальная человеческая традиция рассказывать такие истории. Мифология – это древний путь рассказать о таких вещах, о которых наука пытается говорить сейчас. А также потому, что я не верю в религию. Так как это только политический инструмент управления человечеством.

Evilly: Да. Но политика более реальна. Она не дает пустые обещания. Иногда.

Томас: Согласен. Но религия, с моей точки зрения, способ контролировать людей. Точно так же, как и политика.

Evilly: Некоторые люди нуждаются в контроле.

Томас: Да, и многие люди должны понимать ответственность в том числе. Но массы в своем множестве глупы.

Evilly: А ты случайно не мизантроп? Потому что я вижу некоторые признаки этого в нашем разговоре.

Томас: Иногда я могу быть мизантропом. Но вообще – нет, я не склонен к этому. Я очень люблю быть в компании правильных людей. И просто ненавижу, когда люди демонстрируют свою тупость, необразованность и нетерпимость. Я также не интересуюсь политикой. Считаю, что это для людей, которых или интересуют деньги, или они хотят простые ответы на свои вопросы. Я интересуюсь другими вещами – рисованием, литературой, музыкой и другими формами искусства.

Evilly: Хорошо, вернемся к музыке. Однажды холодным осенним днем я шла под дождем по улице и слушала в плеере твой альбом. Я подумала, что такая музыка может стать хорошим саундтреком для апокалипсиса. Что ты думаешь об этом?

Томас: Возможно, Луи-Фердинанд сказал лучше, когда написал: «К черту реальность! Я хочу умереть в музыке, а не в аргументах, или в прозе. Люди не заслуживают нашего самопожертвования, отказываясь с головой окунуться в окружающий нас бред! К черту их!» Апокалипсис – это как финал. И потому как я не верю, что такие вещи имеют линейный характер. Они, кажется, больше работают в циклах и круговых движениях. Или это возможно просто потому, что я старею… Но я уверен, что чем старше ты становишься, тем больше ты получаешь знаний о том, как все движется от меньшего к большой картине мира и того, что, как мы себе представляем, есть нашей реальностью. А шум дождя, или звук наполнения бокала хорошим вином, или плач – это все, конечно же, хорошие способы добавить любое настроение к альбому.

Evilly: А к какому фильму ты бы хотел увидеть саундтреком свой альбом «A Martyrium Of White Roses»? Что-то историческое, драма, научная фантастика, боевик или что-то другое? Или, может быть, ты ни за что не отдал бы свою музыку в кино?

Томас: Я бы больше хотел видеть фильм в абстрактном ключе, где лепестки роз тихо падают на переднем плане, как снежинки. А мужчины с женщинами отчаянно рыдают и провожают друг друга в таком сильном отчаянии и фрустрации, что душат друг друга до смерти. Но, честно говоря, это не моя участь – указывать людям, что они должны видеть в этом. Я лишь композитор и автор, и оставлю кинопроизводство другим, которые более способны делать такие вещи.

Evilly: Ну в твоих живых выступлениях очень сильная визуальная часть, потому я об этом и спрашиваю. А скажи, все свои перфомансы ты придумываешь самостоятельно?

Томас: Да. Я верю, что искусство должно быть всеобъемлющим. От аудио и до визуального представления команды. Нужно привлекать различные элементы, которые все вместе, объединяясь, и сделают это одним целым. Когда мы слушаем музыку дома на CD и совершенно другое дело, чем когда мы воспринимаем музыку на концерте. И понимая это, вам приходится использовать различные способы подачи, чтобы обратиться к слушателю. По существу, вся музыка является коммуникацией и все песни с самого момента рождения желают быть услышанными. Даже если эти все песни предназначены только для их создателя – это как экзорцизм чувств, желание всегда будет состоять в том, чтобы изгнать это.

Evilly: На живых концертах с тобой выступают различные интересные люди, известные своими другими проектами – к примеру, Ким Ларсен (Of the Wand & the Moon) или Роз-Мари Ларсен (Ordo Rosarius Equilibrio). Как ты собираешь команду для концертов?

Томас: Это не Роз-Мари, это другая девушка.

Evilly: О, ужас! Как я могла так спутать участницу своей самой любимой команды?! Нет мне прощения…

Томас: Ха-ха! Знаешь, самое смешное в том, что они очень похожи и эта девушка тоже была на обложках диска Ordo Rosarius Equilibrio. :) Ну, а возвращаясь к вопросу… Да, каждый год я работаю с большим количеством различных людей и практически не бывает двух таких концертов, в которых был бы одинаковый состав. Мне нравится такой подход, когда лайнап постоянно меняется, хотя это создает неудобства время от времени, но каждые изменения просто открывают новые возможности. Когда они меняются настолько часто, это дает мне возможность работать с большим количеством действительно талантливых людей, которые имеют одну общую черту, не смотря на всю их разнообразность, - я всегда наслаждался их предыдущими работами. Я считаю, что все люди, с которыми я работаю, имеют одно и то же художественное видение и какой-то «священный драйв», что часто было основной причиной, почему я в первую очередь выбирал именно их. К счастью, я был в состоянии принести им пользу, помогая тем или иным способом.

Evilly: Интересная позиция. Но почему бы не повторять концерты в том же составе… Эти люди остаются твоими друзьями и поддерживают такую концепцию?

Томас: Действительно, это правда. Я думаю, что часто это сводится к тому, что каждый может сделать в этот момент времени. Но одна вещь, которой они все одарены, состоит в том, чтобы заполнить место и часто из этих замечательных встреч в рамках Die Weisse Rose развивается крепкая дружба и это прекрасно, потому как дает светоч новым людям и сеет новые творческие семена.

Evilly: Ты также работаешь и с множеством других проектов. Например, недавно вышел диск команды Jännerwein с твоим участием – вы записали совместную песню «My Prime Of Youth». Расскажи немного об этих сотрудничествах. С кем еще ты работаешь или планируешь это в будущем?

Томас: Да, за эти годы мне посчастливилось работать с большим количеством самых разных людей, либо в контексте DWR, либо других групп. И я благодарен за это сотрудничество вне зависимости от формы оного. Было замечательно создавать что-то с людьми, работой которых ты восхищаешься, и это всегда успокаивает – то, что ты проделываешь, поддерживает определенный стандарт, поскольку существует взаимное уважение к работе друг друга. Да, сотрудничество с Jännerwein возникло благодаря тому, что у них была центральная роль в альбоме «A Martyrium Of White Roses» и все они оказывали помощь мне вместе, или по отдельности. Они всегда помогали DWR и, безусловно, примут активное участие в предстоящем альбоме, который выйдет в следующем году. Другие люди, с которыми я работал, такие как Ким Ларсен и Джон Мерфи или Герхард из Allerseelen являются моими близкими друзьями, и я знаю, что могу на них положиться в смысле DWR в том числе, а также они влияют на меня непосредственно в процессе написания музыки. Должен сказать, что я играю очень много концертов и также могу исполнять песни до их релиза на диске, что дает им более долгую жизнь, так как в процессе они обрабатываются многими фильтрами и несколько раз случалось так, что потом песни очень отличались от их первоначального вида. Так что сотрудничество работает в обе стороны однозначно, и я счастлив творить таким образом. Это обеспечивает то, что не слишком целенаправленный материал бывает отфильтрован и доведен до идеала с помощью других.

Evilly: Как долго ты занимаешься музыкой? У тебя есть музыкальное образование?

Томас: Нет, у меня нет музыкального образования. Но я всегда окружал себя музыкой, даже с раннего детства. На самом деле, некоторые из моих самых ранних детских воспоминаний связаны с музыкой. Также, я помню, был увлечен тем, что музыка в состоянии рассказать историю, или вызвать какие-то чувства. В настоящее время большая часть музыки, которая сейчас создается, мне надоела до смерти, если говорить по правде, и я больше заинтересован в самих музыкальных традициях, или психологических эффектах, которые можно извлечь музыкой как инструментом. Но понятное дело, есть еще очень много музыки, которая способна поймать мое внимание, если озаботиться ее поиском, и потом это естественно – задать вопрос «почему» и «откуда» создается то чувство, которое заставляет меня слушать. Не то чтобы я анализирую всю музыку, но некоторую, которая цепляет меня с первых аккордов, которая резонирует внутри меня с какой-то фамильярностью или чем-то «необъяснимым» и потом чаще более интересно, по крайней мере, с моей точки зрения, откуда это берется. Но нужно помнить, что большинство музыки в основном только способ коммуникации от артиста к слушателю и, возможно, мое прошлое учителя литературы является основой для попыток анализировать мотивы сочинения и донесения какого-то месседжа. Это же нечто!

Evilly: От музыки переходим к профессии. Кроме уже упомянутой тобой литературы, ты еще занимаешься и историей. Ты преподаешь всемирную историю, или только историю своей страны? Знаком ли ты с историей Украины?

Томас: Моя профессия учитель и преподаю я мировую историю вообще и все то, что касается истории Дании. Так что я могу рассказать многое об этом. Но в основном все же о Дании.

Evilly: Хорошо. Давай тогда ты назовешь 5 фактов об Украине, которые прямо сейчас придут тебе в голову.

Томас: Несколько лет назад у меня был большой интерес к голоду в Украине и тому, как Сталин довел украинский народ до голода… И как все это скрывалось. Кроме того меня интересовала роль Украины в операции «Барбаросса», когда германский вермахт поехал на восток в 1941 году. Знаю о Чернобыле. Еще могу сказать, что Тимошенко очень красивая женщина. И вообще украинские женщины очень красивы и думаю, что много из них носят такую же прическу, как у Тимошенко. :)

Evilly: К сожалению, большинство не носят. Это давняя народная украинская прическа и сейчас только Тимошенко сделала ее своим фирменным стилем.

Томас: Но женщины должны это копировать, потому что выглядит это просто великолепно! А Севастополь в Украине? Многие вещи, о которых я знаю, ассоциируются со Второй Мировой Войной. И я не знаю известных украинских авторов, или художников. Какой позор! И если быть совсем честным, то для меня большинство старых советских республик похожи одна на другую. Но если я приеду в Украину, я обязательно очень хорошо подготовлюсь к этой поездке!

Evilly: Ловлю на слове! Большое тебе спасибо за интервью и за столь интересное общение. Надеюсь, нашим читателям оно понравится и у тебя появится множество фанов в Украине, которые будут с нетерпением ждать твоего шоу с белыми розами на берегах Днепра. Удачи и до встречи в Киеве!

 

Примечание: автор первой фотографии - Дуглас Пирс (Douglas Pearce), проект Death In June.



5885 раз прочтено

Оцените содержание статьи?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всего 52 голосов)
comment Комментарии (0 добавлено)
Популярные (за день)
Комментируемые
Рекомендуемые
Команда УГП
image

Павел Мартыненков


Корреспондент Портала в Беларуси. Reviewer