header04 forumhead02 forumhead03 logo

Главная | Сделать домашней | Добавить в избранное
Поиск по сайту   Расширенный поиск »
        
Разделы

Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Рассылка
Подписаться на рассылку:

Опрос
Что нового не хватает порталу для того, чтобы стать более удобным и интересным?
Много новых материалов
Интеграции с социальными сетями
Новий дизайн и структура
Новых посетителей и коментаторов
Меня все устраивает, ничего менять не надо
Результаты
Все опросы



email Отправить другу | print Версия для печати | comment Комментарии (6 добавлено)

Bohemian BAZAR: Пробуждение, или где живут наши страхи

Tanem Loseva-Bakhtiyari on Май 01, 2017

текст: Танем Лосева-Бахтияри

фото: Юлия Повари, Алексей Касмынин,

          Татьяна Колесова, Маргарита Кириллина,

          фотомастерская «Серебряные Позитивы»

                                                                                

Пугаем тебя и маним,

Запомни нас—это мы,

Когда за тобой в тумане

Вприпрыжку пойдут холмы.

Когда, пробежав по крыше,

В окно постучится дождь—

Мы те, кого ты боишься,

Мы те, к кому ты придёшь.

Мария Фроловская («Фэйри» /«Травы Ветра»)

Ваши пальцы любят касаться тёплого мха на дереве, нагретом весенним солнцем? Вы чувствуете лёгкую грусть, когда слышите флейту или волынки, словно вспоминая, что и вы когда-то были бледной розой средневековья? Вы не боитесь любопытных взглядов и не боитесь заглядывать в себя? Сказочный мир, по-вашему, это естественное продолжение реального? 

Тогда это для вас в начале апреля в Измайловском Кремле Москвы была организована 9-ая по счёту бохо-ярмарка «Богемный BAZAR: Пробуждение». В течение двух дней в мероприятии, по масштабу уже являющимся фестивалем, приняли участие более 60 рукодельниц и рукодельников, музыкальные и танцевальные коллективы в стиле фэнтези, медиевал, трайбл-фьюжн, фолк, были проведены мастер-классы по экзотическим музыкальным инструментам, а в пространстве здоровья прошли встречи с мастерами различных духовных практик. С утра до вечера Царский зал был наполнен нарядными и вдохновлёнными почитателями стиля бохо, сочетающего в себе и мотивы старых страшных сказок, и не для всех дружелюбной природы, и жизнерадостной этники, и свободной естественности. 

«1-го апреля 2012 года — вот когда я почувствовала, что мне необходимо проводить такие мероприятия, — вспоминает Марина Лисицина, одна из двух сестёр-организаторов. — Я считаю, что недостаточно самой что-то из себя представлять, мне важно, чтобы люди открывались, развивались, мне важно делать людей счастливыми. За годы работы мы уже получили много благодарностей от поклонников этого стиля и мы знаем, что бохо изменил их жизнь.» 

Итак, день первый…

Под моросящим дождём и пасмурным небом я быстро нахожу дорогу в Царский зал Измайловского Кремля: мне помогает видео с бабочкой Маришкой Slema («Forest Notes»), шуршащей крыльями от метро до самого зала, заботливо выложенное в группе мероприятия.

При входе по правую руку для удобства гостей и участников расположился бесплатный гардероб с приветливой девушкой. 

Я прохожу под аркой, но прежде чем нырнуть в особый мир волшебных украшений, живой музыки, тёплых ароматов, вкусных чаёв, тяжёлого серебра на телах танцовщиц, многослойных платьев и новых интересных знакомств, я поднимаюсь по лестнице, чтобы успеть на первые мастер-классы. 

На ближайшем столе восседают маленькие разноцветные комочки шерсти. Некоторые из них уже приобрели очертания мышки или панды. Под чутким руководством улыбчивой Юлии Любимовой её мягкие существа тоже выходят улыбчивыми. На Богемном BAZAR’е ею также будут представлены авторский батик и одежда ручного пошива.

Второй стол ещё пуст — Пётр (Raghu) Никулин только расскладывает свои калимба — «африканское ручное фортепиано». На второй день фестиваля я разбавлю мужскую компанию желающих дотронуться до металлических пластин-язычков и мастер скажет, что из них просто не получится не извлечь красивые звуки. 

Посетительница в красном пальто поглядывает на стенды внизу: «Очень уютно! Я пришла, в основном, за музыкальной составляющей. Но глаза разбегаются! Мастера просто кудесники! Вон там такие метёлки продают!» 

Метёлками оказываются украшения из ниток и дерева, а рядом я замечаю ободок с шипами, прорывающимися сквозь богатую вышивку и бисер. «А вот ободок в стиле steam punk, — Эллине Вяликовой из семейной мастерской «Тилой» явно нравится рассказывать об этом. — Я уже была в готической культуре в молодости, а когда тебе на горизонте уже 50 лет и тебя не поймут.. Но душа-то всё равно к этому тянется и хочется в свои украшения вносить такие элементы, пусть люди видят, что даже с классической одеждой можно это сочетать и это будет красиво, это будет стильно. Не обязательно быть с ног до головы в чёрном, достаточно включить какой-то один элемент и ты выделишься из толпы. Конечно, на это мероприятие основные свои направления — готическое и steam punk — я беру немного. Больше этника, народное — славянское бохо. Вот у меня здесь ободки в стиле кокошник. Но я считаю, что даже к кокошнику можно добавить шипы.» Эллина замолкает, задумывается, потом снова продолжает: «В моих изделиях часто просят сфотографироваться, им прикольно. А купить почему-то страшно: куда я потом это буду носить?» 

Вот и расположившиеся напротив Дарья и Катерина Зуевы сделали три разных стенда: «Сказки северного леса», «Ведь.Мы» и «Ветвь красной рябины», чтобы те, кто не решается на весь образ целиком, смогли купить одежду и аксессуары отдельно. 

«Почему одни люди в лесу чувствуют себя, как дома, а другим там некомфортно? — Дарья Зуева, похожая на белокурого строгого эльфа, довольно улыбается, когда я  склоняюсь надо мхами и цветами, закованными в хрустальные панцири.— Это зависит, в первую очередь, от характера человека. Кому-то комфортнее среди деревьев, где он чувствует единение с природой, может расслабиться и отдохнуть, а суета города ему явно вредит. Другие люди комфортно чувствуют себя в городе. Кто-то тянется к одиночеству, познанию самого себя. А кто-то боится леса... Я думаю, это изначально пошло от языческих традиций, знаешь, лешие, тёмные духи... В лесу много теней, много глубокого, скрытого. А люди боятся неизвестного.» — «А ты не боишься?» — «Нет, зачем? Ха-ха. Я с ними дружу. Если ты к ним приходишь с благодарностью, добротой, они тебя принимают.» 

Иной взгляд на причину лесных страхов у Саши Бу («World of Boo»), похожей на трогательного большеглазого оленёнка: «Мне кажется, если ты принимаешь себя, ты принимаешь  и лес. А многие люди боятся остаться наедине с собой. Лес такой тихий и непривычный по сравнению с городской жизнью. История «Бу» началась невесело. Я была в глубокой депрессии, не могла найти себя и мне захотелось купить венок с цветами. Но я не смогла найти тот, который мне нравится, и сделала сама. Я подумала, что раз я могу сделать цветы, я могу сделать и рожки. И вдруг оказалось много сумасшедших, которые тоже хотят такие же рожки, как у меня, хе-хе.» — «Ты думаешь, те сумасшедшие были тогда в таком же настроении?» — «Я думаю, мы чем—то похожи. Мы люди, которые ищут чего—то необычного, волшебного в этой жизни, поэтому мы то в безумном восторге, то в ужасном раздрае. И эмоции эти очень сильные.» — «И в каком состоянии творится лучше?» — «Когда мне радостно, мне больше хочется гулять по лесу и танцевать. А когда я в задумчивой печали, то, конечно же, творить.» 

Волшебные рожки, украшенные суккулентами, птичьими черепками, чёрными розами, аметистами и морскими раковинами, пользуются огромной популярностью. Их покупают, берут для фотосессий в расположенной рядом фото—зоне в лесном же стиле, они, как и одежда фей и болотных ведьм в стиле дарк бохо, участвуют в модном показе на небольшой сцене в конце зала. 

Пробираясь по рядам через стенды с косметикой ручной работы и прикупив уже полюбившиеся бальзамы для губ со вкусами коньяка и ириски от «Probrusniku.ru», живущей под девизом «Балуйте себя — это окупается!», я замечаю чинно сидящих пушистых созданий, похожих на гремлинов или зубастиков. У некоторых из них розовые язычки выглядывают наружу, то ли дразня будущих хозяев, то ли пробуя воздух. «Они не монстры, а монстрики,  — взахлёб рассказывает о своих подопечных Елена Гримальская из одноимённой мастерской. — Они дают эмоции и охраняют дом. Вот эти два чёрненьких — они что-то вроде домашних духов, хранят тепло и улыбаются. Для начала, каждый, кто их приобретает, должен придумать им имя. Мы даём на монстрика паспорт. К нему можно обращаться, когда есть проблемы, какие—то невзгоды. Он будет помогать. По крайней мере, он будет очень стараться.» 

Обхожу медовую лавку с пузатыми разноцветными баночками и замечаю необычное соседство: steam punk ключи с крыльями и прозрачные медальоны с механизмами, черепа на цепочке и румяные пончики, покрытые разноцветной глазурью. «Мне слишком скучно заниматься чем—то одним, — объясняет такое сочетание на своём стенде Валентина Картавцева из «Барабашкиной Полки». — Я люблю лепить и сладости, и черепушки. Не получается разграничить по зонам, поэтому выходит такой бешеный микс из сладостей, милостей, steam punk и готики». 

У Юлии Галицыной из «Morrok Wind» — стенда напротив — черепа приправлены мхами. Юлия с мертвенно-бледной кожей, оттенённой чёрными волосами, заплетёнными в тонкие косички-дреды — хозяйка мрачного леса из тёмных ветвей, небольших черепов, маленьких сияющих космосов изо мха, грибов и бесконечности, обрамлённых полимерной глиной. «А лес и должен пугать, — Юлия поправляет очки в черной строгой оправе и делится своей философией. — Потому что он не только прекрасный, но и опасный. И если быть неаккуратным, он может тебя просто уничтожить. Он не может впускать каждого.» 

На сцене в это время — девушка с цветами в волосах и колоритные музыканты в красных рубашках. Это «Покров Этно» — музыкальный проект, играющий «мантры мира и агмы силы, пишущий песни для жизни и радости.» 

У входа на второй этаж, где располагается пространство здоровья — небольшая арт-галерея от «Чайкиной мастерской». Как рассказали сами авторы, большинство из восьми картин: с синей сущностью, лошадьми и оленятами, создавались специально для бохо-ярмарки и придерживались тематики пробуждения и весны. 

В огороженном деревянном пространстве на деревянном же полу в позе звезды лежит мужчина. Другой — с босыми ногами — привязывает его верёвками. Это Антон (Везнич) Курашов и его древнеславянский тренажёр «ПравИло»: «В эти дни я буду проводить краткие глубинные погружения. Но можно записаться и на полный курс Правки и Ладки». 

Площадка далее напоминает нечто среднее между поликлиникой и баней: две кушетки, а в углу, опять же на полу, лежит крупный парень в одних белых штанах. Его охаживают непонятными деревянными штуками, словно вениками. Парень покрикивает и в какой-то момент начинает корчиться. Вижу, что свободный в данный момент мастер что-то объясняет другим зевакам, и придвигаюсь поближе. «Меня зовут Константин, — представляется улыбчивый шатен. — Занимаюсь массажами, остеопатией, в частности. В исцелении существует несколько подходов. Один из них через боль, когда тело чувствует, что какая-то угроза приходит извне, оно включает механизмы восстановления, механизмы защиты. Есть и мягкие способы, как остеопатия, когда работа идёт на тонких телах. Бывает, что достаточно пять секунд применить технику и у человека освобождается блок, выходят эмоции. Хорошо, когда человек может работать и на физическом, и на энергетическом уровне.» 

Чувствуя себя именно таким человеком, я забираюсь на кушетку. Мастер кладёт руку мне на живот: «Полный контроль, да?» — «Да…» Он кладёт другую руку мне на лоб: «А кто хочет всё время контролировать, кто выбирает контроль?» — «Я.» — «А кто это: я?» — «Я: Танем.» — «Кто это: я?», — повторяет и повторяет свой вопрос мастер. 

В это время на сцене внизу пришло время танцев. Школа-студия «Трайбл Мафия» представляет на фестивале несколько своих коллективов: «Bad Shimmy Tribe», «Fata Morgana» и «Janajati Joty». «Специально к фестивалю «Пробуждение» мы подготовили хореографию, вдохновившись цветением крокусов. Мы расскажем вам историю о том, какой тяжёлый путь проделывают цветы, чтобы сквозь снег и холод порадовать нас своей красотой!»— написали в своей группе девушки из «Bad Shimmy Tribe», открывающие программу. 

Тягучая драматичная музыка и рисуемые в моём воображении неестественные, часто противные человеческой физиологии движения трайбл-танцовщиц сливаются с какими-то внутренними шевелениями моих притихших тела и разума. 

Когда я, наконец, сползаю на первый этаж, на сцене идёт подготовка к выступлению «Idisi» — женского медиевал-фьюжн коллектива. 

Слева от сцены расположился мир чая: тут и Красный Сарафан, и травяные сборы, и китайские чаи, и масала. 

А справа — за столом звуковика — грустно-встревоженная Юлия Повари, вторая из сестёр—организаторов. «Смотри, что тут пришло»,— Юлия показывает на экран ноутбука. А.А. Аверьянова, директор фонда «Русский наследник», вместо того, чтобы следовать своим же словам: «перед Страстной Седмицей оставить всякую деятельность, посвящая своё время молитве в Божьем Храме», вглядывалась в афиши мероприятий и вытаскивала слова из контекста, что вылилось в открытое письмо, полное «возмущения по поводу деятельности Ушакова А.Ф. на посту директора Измайловского Кремля.» Несмотря на то, что в целях сохранения добрых деловых отношений с площадкой проведения фестиваля концертная программа, запланированная на второй день, была-таки немного изменена, организаторы также открыто обозначили свою позицию: «Образовательное и культурное наполнение ярмарки всегда было и остаётся ориентированным на отражение многообразия эстетики и традиций народов Российской Федерации, стран ближнего и дальнего зарубежья, а также на поддержку самобытных талантливых артистов, художников и ремесленников». 

Девушки из «Idisi» не пели в тот вечер… и рожек на их головах не было.. Но играла их музыка, волшебно—эльфийская, от которой хотелось пуститься в пляс — что некоторые из посетителей и сделали. 

Кольца в виде посмертных масок от «Like' А Glass», головы кукол с ясными и светлыми глазами от Надежды Долецкой, пухленькие голубичные браслеты, гранат и шиповник от «Lasleg Edhel», тяжёлые готические кольца с хитрыми богами-трикстерами и чёрно-белые открытки от проекта «Извне»... «Из тьмы и страха растёт творчество. Любопытство ведёт нас за границы знакомого мира, даже если там могут поджидать чудовища»,— Прасковья и Макс Власовы при создании колец, кукол и открыток вдохновляются древними мифами и легендами и сами пишут мистические рассказы с иллюстрациями. 

А в пространстве мастер-классов на втором этаже собрались желающие освоить технику горлового пения. «Первым я ставлю дыхание,— объясняет мастер Евгений Краснов. — Дышим животом.» Когда смущающиеся слушатели один за другим пробуют петь, мастер вздыхает: «Ооой.. Голос блокирован...  И у Вас... Эхх...Грудью поёте, неправильно.» И терпеливо объясняет технику снова и снова. Я  решаюсь попробовать. «Не то,— машет рукой мастер. — Дышите правильно, а голос закрыт, поёте наружу, гортань задрана. Но это очень большая работа на самом деле. Ведь все зажимы сюда копятся.» 

Мой первый фестивальный день заканчивается общением с харизматичными растениями от «Botanicus Jungle Room». Посетители потихоньку расходятся.. Рукодельники остаются наедине со своими созданиями, не обретшими новый дом. 

Утро следующего дня выдаётся солнечным и ярким — словно в тон моей огненно-рыжей лохматой вязаной кофте от Ольги Поповой, которая приехала на фестиваль впервые. 

Первым номером программы: показ одежды дизайнеров Альбины и Яны «Айванти». Со сцены в зал спускаются девушки в платьях из натуральных тканей необычного кроя, которые не стесняют движений, захотите вы танцевать на площадках фестивалей или работать за гончарным кругом. 

Вся правая сторона зала посвящена одежде: авторские принты и росписи на тканях, тёплые цвета, внимание к деталям, многослойность, уютный флис и ажурные кружева. 

«Не стоит забывать, что слово «ведьма» происходит от «ведую»,— уже знакомая нам Дарья Зуева рассказывает, как их с Катериной мастерская «Ведь.Мы» получила своё имя. — Это образ женщины, которая понимает, как устроен этот мир, понимает, во что она хочет одеться и какой она хочет быть. «Ведь.Мы» — это «мы ведаем», мы включили в название себя. Хочется ещё добавить, что сейчас — и меня это очень радует — люди начинают спокойнее реагировать на необычные образы. Многие работодатели принимают людей в необычной одежде, они начинают понимать, что свобода самовыражения и свобода стиля это очень важно.» «Был период, когда в расцвете моды были готика, панк, эмо,— вступает в разговор Катерина Зуева,— вызывающая одежда, макияж, пирсинг и всё прочее, что раньше казалось китчем и не принималось обществом. Те люди повзрослели — я тоже из того поколения и понимаю это движение изнутри. Теперь они стараются найти какой—то стиль, не бросая своих убеждений и излюбленных цветов, но при этом, скажем так, вливаться в общество и не вызывать контр-реакцию. Поэтому дарк бохо в этом плане идеален. Это и удобно, и стильно, при этом ты всё равно выделяешься.» 

У названия следующего стенда — «Elven Forest» — тоже своя история. На моё: «Эльфы считаются народом несколько надменным из—за их застывших в вечности красоты и молодости», мастер Ведана (Ольга) возражает: «Это только считается! Эльфы, как и люди, все разные. Мои — творческие, я бы сказала, творчески—разноцветные, они любят интересные формы и цвета, а самое главное — природу, поэтому в названии есть слово «лес». Наши вещи хороши для путешествий. Плюс мы делаем женственные вещи, чтобы прокачивать женскую энергию. Но самый главный концепт «Elven Forest» в том, что мы привносим сказку в эту жизнь, в эту реальность. Сказка несёт связь с природой, а природа делает существа гармоничными и сильными, мужчин — мужчинами, женщин — женщинами. Вчера был приятный эпизод... Я уже закрывала свою лавочку, когда услышала: «Нам так хорошо стоять рядом с Вашими платьями, что даже не хочется уходить.» 

И какой же лес без бабочек? Маришка Slema с путеводительной видео открытки сегодня здесь вместе с мотыльком Юлией. Бохо бабочки порхают у сцены и между рядами, среди вспышек камер и желающих укрыться под огромными цветными крыльями. «Для меня бабочка это чувство внутреннего полёта,— Маришка опускается на лестницу, ведущую на второй этаж.— Её жизнь длится так мало, зато как эффектно! Мои выступления не рассчитаны на часы, они рассчитаны на то, чтобы я вышла на несколько минут и упорхнула в другое место. Для зрителей это был миг, они меня видели, они меня запомнили. Неуловимость красоты, да». 

Для тех же, кто хочет ощущать красоту жизни и счастье не на мгновения, а жить в их потоке, в зоне здоровья был заготовлен семинар с одноимённым названием под руководством Игоря Ясного. «Существует счастье необусловленное, для которого больше ничего и не нужно, оно и так есть, оно данность,— объясняет мастер.— Для нас созданы все условия, чтобы мы были счастливы. Но для того, чтобы люди развивались и эволюционировали, существует второй аспект счастья — обусловленное. Оба аспекта необходимы, одно без другого не бывает, как жизнь и смерть, как боль и радость.» 

В это время на сцене гусляр—сказитель Кирилл Богомилов поёт о счастье, каким его себе представляли ваганты. Кирилл основательный, одетый в расшитую рубаху и красные сапоги, и голос его, спокойный и сильный, обволакивает весь зал, льётся, мягко проникает во все его уголки. Будучи членом международной ассоциации изучения средневековых культур, музыкант включает в свой репертуар как русские былины и сказания, так и баллады миннезингеров и менестрелей. Его основной инструмент — славянские гусли «Кантелеон»; считается, что их сказочные струны своей игрой, таинственным сплетением звуков влияют на материальный мир. 

Владелец ещё одного волшебного инструмента — фотограф Анатоль Грин. Веточки в лесной фото зоне увешаны чуть влажными карточками желающих запечатлеться в вечности. «Мы занимаемся аналоговой фотографией,— высоченный Анатоль из мастерской «Серебряные позитивы» наклоняется ко мне и улыбается на протяжении всего нашего разговора.— Художественность изображений, которые получаются, и их безвременность относительно того, что происходит сейчас, очень ощутимы. Отличий от современности очень много. Во—первых, носители цветопередачи это чёрно-белые или сепийные изображения. И сам процесс съёмки абсолютно другой: это длинные выдержки и на выходе получается словно психологический портрет в данный  конкретный момент, потому что на такой длинной выдержке у современного человека получается разрыв шаблонов. Здесь есть и амбротипы — изображения на стекле. Вот они неподвластны времени, единственное, что с ними можно сделать, это разбить.» 

От мыслей о бледных чуть размытых лицах, проступающих из бумажной темноты — к мыслям о тёплом и питательном. За прилавком с чаем обосновалось  «Кафе доброй еды «Заверни». Вкус нечто коричневого внутри (как прочла потом — фалафеля) не способствует, однако, тому, чтобы доесть большой рулет до конца:/ 

Выступления танцевальных коллективов «Las Mujeres» и «Fata Morgana» я, как и в первый день, застаю в пространстве здоровья. Всё потому, что массажист и банщик Сергей Перов — тот самый крупный парень в белых штанах — предлагает мне продолжить тему снятия контроля. 

На втором этаже с другой стороны зала тоже кипит творческая жизнь. На одном из столов из разноцветных ниток и деревянных палочек рождаются индейские мандалы. Имя своей мастерской «Река под Рекой» Дарья Грицаенко связывает со своим собственным именем: персидское derya «море» было заимствовано тюркскими языками в значении «река», и с настольной книгой Дарьи «Бегущая с волками» Клариссы Эстес. 

Чуть позже за этим столом на руках девушек расцветут мехенди, а мастер Александра Старостенко из «Школы мехенди» будет сопровождать процесс обучения рассказами об их ритуальном значении и их истории, словно воссоздавая атмосферу женской половины дома в Индии или в Северной Африке. 

В фойе я замечаю растерявшихся в поисках гримёрки участниц «Травы Ветра» (поэтический фолк) и радостно бросаюсь на помощь группе, чьё выступление я, пожалуй, ожидала больше всего. Когда облачённые в свободные эльфийские одежды и с выросшими рожками девушки и единственный участник группы мужского пола (без рожек и ушек, но в коричнево—зелёном эльфийском свитере) появляются на сцене, я замираю. Лирика Марии Фроловой, достойная поэтических сборников и литературоведческого анализа, словно раздвигает границы миров, этого и того, где живут «древние потрёпанные истории, обошедшие полмира, и совсем юные сказочки, проснувшиеся только вчера.» 

«В Ваших песнях часто появляется образ холма. Чем он является для Вас?» — после выступления мы встречаемся с Марией в том же фойе. — «В этом плане я придерживаюсь традиционной версии. Для меня холм это место обитания фэйри и всего самого волшебного, вход, если угодно, в иной мир.» — «А «.. там на холме — любили меня, как здесь никогда не сумеют любить!...»?» — «Это о поиске идеальной любви. Это о той любви, которая всегда идеальна, всегда над. Мы любим своих близких, но нам кажется, что мы можем любить ещё сильнее. О любви, которая не боится быта, не боится жизненных преград и мелочей, вот о чём эти строчки.» — «А, может, тема холма — это тема побега?» — «Это, скорее, попытка переосмыслить реальный мир, простроить его по своим мифологическим законам. В детстве я читала много мифов и сказок. И я поняла, что я не могу нормально общаться с людьми, я их сразу мифологизирую. Если я их не дорисовываю, эти люди мне не интересны». — «Каких людей Вы считаете интересными?» — «Это люди творческие, которые ничего не боятся, у которых красивые сложные судьбы. У меня нет ни одной песни, не связанной с конкретным человеком либо с событиями в моей жизни. Я не пишу о бескровных девах с полотен прерафаэлитов. Я пишу о своих друзьях, просто я их такими вижу.» 

Танцевальные истории, завершающие второй день фестиваля, пришли с Востока. «Поможем весне пробудиться»,— говорили зрителям чувственные движения танцовщиц из школ «Джайран» и «Malito&Co Dance», взмахи их ресниц, их полуулыбки. 

Уже восьмой час вечера, а гости прибывают, меряют рога, вплетают перья в волосы, что—то оживлённо обсуждают с мастерами, обмениваются визитками, позируют на пнях, глазеют на волшебные вещицы и вдохновляются. 

У хозякйи стенда «Beast's Lair» вдумчивый взгляд, а сам он украшен костями. «Реакции людей на кости сводятся к следующим,— делится своими наблюдениями Александра Лисицина.— «Мм, кости, интересно. Мы пошли дальше.» «Мм, кости, а сколько стоит? Мы пошли дальше.» Кто—то просто не понимает, что это. Кому—то это слишком дорого. Есть люди, которым нравится, но когда они узнают, что это кость убитой коровы, они в ужасе бросают вещь. Я спрашиваю: «А какую кость ты бы надела?» — «Из животного, которое умерло своей смертью.» Но тогда нам нужно сидеть над ним и ждать, когда оно умрёт, чтобы сразу его разделать. Иначе кости будут гнилые. Гнилая кость непригодна для резьбы. Поэтому либо мы откапываем их в вечной мерзлоте, либо покупаем кости крупного рогатого скота — очень расхожий материал. Череп и кости — мне приятно держать их в руках, кажется, что они всё ещё живые. Вот на прошлой ярмарке одна из мастеров полдня ходила обнималась с моим черепом. На нём был вырезан скифский грифон — скифский звериный стиль и дал начало всему тому, что я делаю.» 

Попытаться и самим что—то сотворить можно в рамках конкурса «Сделай бохо», который объявляет со сцены Юлия Повари, завершая свою речь словами: «Да пребудет творчество!» 

В самом конце фестиваля партнёры мероприятия будут один за другим выходить на сцену, делиться впечатлениями и планами, а Марина Лисицина скажет спасибо всем участникам и посетителям за душевную атмосферу взаимоподдержки и вдохновения. 

«Поблагодарим друг друга за прекрасное время, проведённое нами вместе»,— с этими словами мы расходимся, унося с собой маленькие сокровища, только проклюнувшиеся новые творческие идеи, приобретённый опыт, предвкушение маленьких и больших побед... 

Мы выражаем благодарность организаторам фестиваля за помощь в подготовке материала.



546 раз прочтено

Оцените содержание статьи?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всего 16 голосов)
comment Комментарии (6 добавлено)
  • image Супер статья. Чувствуется рука мастера, человека, знающего и любящего то, что он делает. Поэтому идти за ним интересно. Автор грамотно, нескучно и обстоятельно ведет за собой, и я вижу все ее глазами, она увлекает, профессионально отыскивая ньюансы и уходя вглубь, и мне уже самому хочется побывать на этом мероприятии, чтобы найти что-то для себя в живую
    (Опубликовано Alex)
  • image Статья вышла очень живая, это действительно то, что нужно для нашего бохо))) читаю это, и как будто фильм смотрю, и он классный. Интересно, что хорошо проглядываются голоса мастеров, кто-то просто рад, кто-то звучит тревожно. И это правда, я их знаю, и они действительно такие. Твоими глазами увидела и то, что не успела увидеть на ярмарке своими. Очень классно, что ты осветила наш бохо в готических кругах))) Я с девочками с самого начала и очень хочу, чтобы всё развивалось! Но даже мои друзья и знакомые часто говорят неприятные вещи, а иногда натыкаюсь на необоснованную критику и в интернете. Но на сегодняшний день я не встречала события интереснее, в котором каждый может поучаствовать. Я втащила много своих знакомых сюда и на каждом шагу рассказываю, как у нас замечательно) Жаль только Заверни не понравился))) вегетарианская еда порой вызывает негодование. В общем, спасибо за статью, это внимания к бохо очень приятно)))
    (Опубликовано Александра Бу)
  • image Благодарю за такой разносторонний обзор! как организатору сего действа было очень приятно читать отзывы мастеров и участников. Мы делаем этот праздник все вместе! Поэтому обратная связь нам очень важна. Я благодарю журнал Gothic и автора статьи Tanem Loseva-Bakhtiyari. Я рада прибывать в сотворчестве и создружестве с такими талантливыми людьми и мы уже готовим фэнтази перфоманс Богемный Bazar , который мы презентуем вам уже этой осенью.
    (Опубликовано Юлия Повари)
  • image Спасибо за репортаж!) Очень передаёт атмосферу места и мероприятия. Удалось увидеть ярмарку с разных сторон.
    (Опубликовано klinkoff)
  • image Невероятная статья, как и само мероприятие! Впервые читаю такой искренний и наполненный вдохновением рассказ - сказку. Танем, продолжай и дальше радовать нам такими статьями :)
    (Опубликовано Маришка Slema)
  • image Отличная статья! Очень приятно было оказаться на этом мероприятии, и вдвойне приятно прочитать абзац про себя в этом отчёте!
    (Опубликовано Erzsebet-Beast)
Популярные (за день)
Комментируемые
Рекомендуемые
Команда УГП
image

Людмила Марчук


Корреспондент, фотограф