Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Профиль
Фотография
Рейтинг
 
Опции
Опции
О себе
Darkness. Art. Decadence. Insanity. Godlessness.
Личная информация
Luna Ravenheart
Member
26 лет
Женский
Leopolis
Дата рождения: 21 Май 1990
Интересы
Dark Art, Philosophy&Science, Solitude...
Другая информация
Description: lonely wolf
What is gothic for you: a way to survive...
Music: smth dark, atmospheric&beautiful
Cinema: thriller&drama
Art: DarkArt
Literature: thriller&drama, Decadence poetry
I don't like: Нет данных
Статистика
Регистрация: 10.07.2010
Просмотров профиля: 1932*
Последнее посещение: 2.05.2012, 19:18
Часовой пояс: 9.12.2016, 10:43
228 сообщений (0,1 за день)
Контактная информация
AIM Нет данных
Yahoo Нет данных
ICQ Нет данных
MSN Нет данных
* Просмотры профиля обновляются каждый час

Luna Ravenheart

UGP-Forum member

***


Темы
Сообщения
Комментарии
Друзья
Содержимое
11 Jan 2012
Одна из любимых поэтесс... хотя конечно, ее творчество "на любителя" - не сколько из-за формы, сколько из-за содержания. Наверное, одна из самых "темных" поэтов современности...




***

Идти до конца по годами отточенной кромке -
Как будто плясать гопака на балу у чертей,
Ломается жизнь, проходя на пожизненной ломке,
Как балансировка на грани ста тысяч смертей.

Удар кулака - разлетается мир на осколки,
Хотя б отраженный, раз прочий нельзя раскрошить,
Подавятся волей последние пьяные волки,
Строкой обличая фантомные боли души.

Зализаны раны и наглухо двери забиты,
Кому подыхать на кресте, а кому - от креста.
Блокируя дверь, что с другой стороны перекрыта,
Не помнить о тех, кто остался за ней навсегда.

Не верьте цветению - сохнут цветы на помойке,
Но все же никто здесь до них не пытался цвести.
Идти до конца по годами отточенной кромке,
В закрытых глазах не огни - так хоть угли нести.

И хуже плевка - деликатных людей недомолвки,
Страшнее петли неразорванный крепкий аркан,
И старые песни последней концертной подборки
Исполнены смысла, как выпитый утром стакан.

Испачкать блокнот - словно выслушать исповедь бога,
Принявши за бога кумира из хрупкого льда.
За долгие годы дай бог отойти ненамного
От жизни, которая ставит клеймо навсегда.

Нет смысла смывать надоевшую татуировку
И высшую меру свободы к себе применять.
Опять продолжается вечная балансировка.
Но Ангел-Хранитель уже научился стрелять.




***

У дворняг не бывает могил,
Им крестов и надгробий не ставят,
Старый поп под мерцанье кадил
Бога в память о них не восславит.

Не объявит молчанье король,
Не приспустятся гордые флаги...
Лишь, привычно таящие боль,
Выпьют водки другие дворняги.



***

Огонь под покрывалом черных дней -
Безмолвием повязанное плямя.
Дрожит рука. И серебро перстней
Сжимает горло девятью кругами.
Опять по бездорожью занесло
Не на авось - туда, где черт не шутит,
И прошлых дней разбитое стекло
Рассыпалось в предпраздничном салюте.
И строки вязкой кровью изо рта
Ложатся, замарав слова пустые
Поверх давно истертого листа
Той книги, де не могут быть живые.
А ночь горит в невидящих глазах
И давится скрежещущим металлом,
И лик святых померк на образах,
Когда свеча иная запылала.
Призывный клич всем брошенным во тьму,
Подальше от крестов на перекрестки -
Оставить все. Поверить своему.
Плевать сплеча на гробовые доски.
Заносит вкось по встречной полосе,
Пусть не по божьей - главное - по воле,
В себе замкнулся, но открыт для всех,
Во власти ночи ослепленный болью.
И можно видеть в зеркале ножа
Последний круг у первого предела:
На месте, где сейчас была душа,
В асфальт колеса вмазывают тело.

***

Поворотом ключа открывалось окно,
Примерзало к асфальту стремленье в полет,
И от солнца в глазах становилось темно,
Благородная кровь через час - красный лед.

Несвятые кресты, да железный фургон,
А поодаль народ - любопытных толпа,
Переклин - перекрик - перешаг - перегон,
Заметает следы снеговая крупа.

Закидать - затравить - занести - закопать,
Сделать горестный вид и глаза послюнить,
Одному - горевать - наливать - забывать,
А другого поймать - поломать - положить.

Кто ответит за вмерзший в асфальт красный лед,
Кто завяжет узлом отступные пути,
Кто увидит полет, кто запомнит исход
И прикажет забыть - зализать - замести.

Перебой - перешаг, переклин - перекрест,
Перемыть - перелить, перепить - пережить,
Благородная кровь, благозвучная лесть,
А кому отвечать, а кого отпустить.

Открывалось окно поворотом ключа,
Замирала толпа от команды "Взлетать",
Под ногами земля докрасна горяча,
Затравить - закопать, заливать - забывать.






Побег от "суеты мира сего" в другой мир... Искусство. Наука. Работа. Религия. Духовный поиск. Алкоголь и наркотики. Компьютерные игры и различные хобби. Способов "удрать от мира" в "собственный мирок" сегодня миллионы, пожалуй. Что это - способ выживания неординарной личности или акт слабости и инфантильности?...
Ваши мнения.
Уверена, здесь много людей творческих - или, по крайней мере, пробующих/пробовавших себя в каких-то видах искусства. У меня сразу несколько вопросов для дискуссии.
1. Фантазия, неординарность мышления - это дар от рождения, или можно это качество развить упорным трудом над собой?
2. Можно ли вообще в наше время создать что-то оригинальное?
3. Сталкивались ли вы с такой ситуацией: вы что-то нарисовали/написали, обнародуете это (показываете друзьям или выставляете в сеть - не суть важно), и вдруг... вас обвиняют в плагиате, причем фамилию "обплагиаченного" или хотя бы название "повторенной" (частично) работы вы слышите впервые... Или читаете книгу/смотрите фильм/любуетесь альбомом живописи, и тут... "ваша идея"...
Невже ніхто не знає цієї групи?)... не знайшовши теми про неї, вирішила почати сама...
Якщо треба, можу кинути посилання для ознайомлення чи скачування... Хоч не являюся представником групи (лише дуже віддалено знайома з солісткою та екс-учасником), та все ж хотілося б популяризувати їхню творчість. Мені в певний період життя саме вона додала сили той період залишити в минулому... дуже енергетична музика, а атмосферу "живих" виступів передати неможливо - її треба відчути.
Если кому-то будет не лень прочесть и высказать мнение - буду благодарна... каким бы это мнение ни было. Сама уже не могу адекватно оценить и понять, "что тут не так"...

***
Загадочно улыбаясь, Селена манила его в изъеденную временем и ржавчиной тьму брошенного завода. Ник никогда не был в силах противостоять этому дьявольски прекрасному созданию – девушка, словно и вправду была лунной богиней, безраздельно властвовала над его пропащей душой и измученным телом. Казалось, ее кожа отливала голубым серебром в лучах ночного светила, волосы излучали невидимый, но почти физически осязаемый шелковый свет, а в каждом из бездонных зрачков обосновалось по черной дыре, поглощающей пространство и время.
Ник протянул руку.
«Это сон,» - билось и пульсировало где-то на задворках сознания. Он почти знал, что будет дальше. Смутное предчувствие беды и знание, которое невозможно выразить словами. Невозможно вспомнить. И невозможно забыть.
Под ботинком хрустнул осколок стекла. Легкий ветерок, неожиданно налетев, сорвал несколько приговоренных октябрем листьев и беззвучно опустил их на усыпанную строительным хламом землю. Селена звала внутрь. Ник не посмел ослушаться.
Проржавевшая за годы ненужности дверь, скрипя, подалась…
…Лоб, покрытый испариной. Дрожащие руки и отчаянно колотящееся сердце. Уже прошло более трех лет, а его по-прежнему пугают эти сны. Даже больше, наверное – сейчас они пугают его намного сильнее: потому, что начали изменяться. Продолжаться. Мучительные видения ночь за ночью неумолимо подбираются все ближе и ближе к той минуте
Ник на ощупь включил ночник, пошарил рукой в поисках очков и сел в постели, отбросив одеяло. Было совершенно ясно, что этой ночью он уже не заснет – поэтому даже не имело смысла смотреть на часы. За окном темно, через тонкую стену не доносится ни одного соседского звука – значит, до утра можно будет спокойно работать над проектом, и благодатную тишину нарушит разве что его любимая музыка – и то, только если он сам того пожелает.
Немного нетвердой, будто с похмелья, походкой Ник доплелся до ванной. Свет желтоватого оттенка, холодная вода в лицо, свежий запах недавно постиранного полотенца. Из зеркала на него смотрело заспанное лицо с опухшими близорукими глазами и следом от одеяльной складки на щеке. Пепельные волосы спутались в полном беспорядке. Ник выглядел старше своих двадцати четырех – темные круги под глазами от постоянного недосыпания и природная бледность кожи, существенно усиленная убийственными дозами никотина и нервного напряжения последних лет, добавляли ему добрых пять годков.
Несмотря на то, что вся квартира принадлежала ему, Ник никак не мог избавиться от дурацкой привычки проводить множество времени на кухне. Включив электрочайник и проигрыватель, он опустился на пол, опершись спиной о выкрашенную в серый стену, поставил рядом любимую серо-черную керамическую пепельницу с кельтским орнаментом и закурил. Запах тяжелого табака смешался с мрачными электронными звуками, и Нику на миг показалось, что из этого ядовитого сплетения материализовалась девичья фигура. Тонкая, даже, быть может, чересчур худая, белокожая, хрупкая, как фарфоровая статуэтка – и в то же время исполненная некой почти сверхъестественной силы инфернальная богиня, могущая по минутной прихоти казнить его или помиловать… он любил ее такой. И такой она навсегда осталась где-то рядом.
Холодный, ненастоящий голос что-то монотонно твердил на немецком, сигарета догорела до фильтра, чайник напомнил о намерении выпить кофе. Реальность медленно возвращалась в этот бессонный уголок большого города.

***
Таких, как он, часто называют удачливыми. Таким завидуют и складывают разные басни за спиной. Не верится народу (или не хочется верить), что простой парень из небогатой семьи способен сам обустроиться в жизни, найти приличную работу и заработать на квартиру – пусть однокомнатную, но в хорошем новом доме. Дизайнер в преуспевающей международной компании – все его приятели по универу мечтали об этом месте, а получил его он, Ник, тощий и тихий очкарик со светлым «хвостиком» и несколькими сережками в ухе. Он никогда не был «душой компании», но и не стремился выделиться или отделиться ото всех. Его мир существовал параллельно, лишь иногда пересекаясь с многоголосой суетой университетских коридоров и аудиторий. Невзрачные и немодные одежды, тяжелые ботинки и плеер в ушах – мало кому было дело до того, кто этот парень, чем живет и тени каких фантазий пробегают в его серых глазах под толстыми тонированными стеклами. Девчонки на курсе даже не вспомнили бы его имени, спроси их кто об этом – на фоне богатенького сынка некой промышленной «шишки» Артура Воронина, локальных масштабов чемпиона по борьбе Васи Галактионова и еще нескольких сиятельных белозубых красавцев, коим место на обложке какого-нибудь журнала, в главной роли модного сериала, в ночном клубе, но только не в учебном заведении – Ника Каменева как будто попросту не существовало. Вот только ему до этого не было никакого дела.
У Ника была Селена. На самом деле ее нарекли Еленой, но именно под именем богини ночного светила девушку знали многочисленные друзья и знакомые, и так ее называл влюбленный по уши Ник. Очень белая кожа, воронова крыла волосы с синей прядью, огромные темные глаза – во всем облике ее сквозило что-то неземное.
Селена была на два года старше. Художница и вокалистка андеграундной группы, она вела богемный образ жизни, всецело отдавалась на волю своей фантазии, балансировала на грани сумасшествия. Эта странная, своевольная, опасная девушка подобно смертоносному торнадо ворвалась в размеренный мирок Ника, наполненный музыкой, книгами и учебой, и унесла его в другую Вселенную. В той новой Вселенной ночь и день с легкостью менялись местами, странные люди со странными именами исчезали так же быстро, как и появлялись, там не существовало запретов, страха, норм.
Они пробирались на охраняемые территории заброшенных заводов, чтобы полюбоваться звездным небом и слиться в единое целое под звуки далекой городской ночи. Они расширяли свои сознания с помощью разнообразных веществ и духовных практик. Посещения шумных концертов и «специализированных» питейных заведений сменялись уединенной романтикой невероятных в своей тревожной красоте уголков природы и человеческих творений… И сейчас перед усталым мысленным взором Ника иногда появляется эта хрупкая фигурка, он видит ее длинную юбку, развевающуюся на ветру, массивные украшения на тонкой шее и лукавую, с нотками безумия улыбку, слышит ее звонкий смех, отдающийся эхом от каменных стен…
Это был несчастный случай. Так решил врач, осмотревший тело. Двадцатидвухлетняя девушка сорвалась с крыши двухэтажного здания, некогда бывшего заводским складом, и упала на торчавшую из земли арматуру. Скончалась на месте.
Неспособность парня вспомнить хоть что-то из разыгравшейся в ту ночь трагедии объяснили шоком, который должен был со временем пройти. Впрочем, и без его показаний все было предельно понятно – это проклятое здание уже унесло молодую жизнь несколько лет назад. Теперь территорию обнесут забором и поставят охрану.
Ник долго не мог очнуться и позволить себе поверить в реальность случившегося. Единственное, на что был способен его затуманенный мозг – это творчество. Закончив с отличием университет, молодой дизайнер получил завидное место – но даже не обрадовался этому. Словно в трансе, он просто исполнял свои обязанности – и, нужно сказать, исполнял их прекрасно.
Той ночи он так и не вспомнил. Только все чаще видел сны.

***
Селена тянет его вверх по ступеням настойчиво и быстро, слишком быстро в этой темноте и мусоре под ногами. Ник почувствовал, как ее заостренные ногти впились в его ладонь. Кажется, в жилках под тонкой кожей его богини пульсирует тревога, и вот она уже перетекает и в его вены, наполняя их липким смолистым холодом. Сквозь дыры в крыше пробивается свет далеких звезд и желтое мерцание фонаря где-то неподалеку. Тишина, опутавшая мир, тщетно пытается что-то сказать. Холодный пот выступает на лбу.
Ник проснулся. Снова в том же месте. Эти проклятые сны окончательно сведут его с ума… почему они никогда не добираются до той фатальной крыши? Сил больше нет это терпеть и ждать.
Сириус. Один из множества странных личностей, с которыми познакомила его Селена. Ник вспомнил, что у него чудом сохранился телефон этого молодого человека со способностями гипнотизера.
Они познакомились в каком-то подвальном помещении, где «андеграундная богема» собралась на литературный вечер. После вечера большинство публики разбрелось, остались только Селена (она была организатором), Ник и еще несколько молодых ценителей искусства. Кто-то поставил лавки в круг, откуда-то взялось вино. Помнится, заносчивый длинноволосый брюнет по имени Граф скептически отнесся к заявлениям Сириуса о гипнозе. Через несколько минут этот самый Граф был заставлен скулить по-собачьи и танцевать танец маленьких утят, что старательно снималось его другом на камеру мобильного телефона. С каким ужасом наблюдал парень, выйдя из гипнотического транса, за своими проделками на маленьком экране! Его белая кожа покрывалась красными пятнами, а вся компания дружно хохотала и хлопала в ладоши…
Нику тогда почему-то показалось, что это знакомство будет полезным, и он обменялся телефонами с гипнотизером. Правда, с того далекого дня они так ни разу и не общались, но наступило время возобновить контакт. Ник попросит Сириуса о помощи. Он должен вспомнить ту ночь

***
Сириус был, по-видимому, ровесником Ника. Его некогда длинные темные волосы были теперь коротко острижены, а щеку пересекал шрам. Кроме этого не слишком заметного шрама, во внешности парня не было ничего примечательного – средний рост, худощавая комплекция, простая мягкая улыбка. Сириус пригласил Ника в аккуратно убранную небогатую комнатушку и предложил чаю.
- Помню, помню… ты тогда был с Селеной, на том вечере. Да… сочувствую тебе, дружище. Но знаешь… больше всего сочувствую, что тебя угораздило в нее влюбиться. Я тоже когда-то ее любил… но я сразу понял, что она не способна принести ничего хорошего. Она не просто сгорала сама. Она сжигала судьбы, к которым прикасалась. Из-за нее мой друг чуть не покончил с собой, и если бы только он один… Прости, что тебе это говорю. Просто ты должен знать: что бы не случилось тогда – это, скорее всего, только ее вина.
Сириус согласился помочь Нику вернуться в ту проклятую ночь, сломать защитные стены, поставленные подсознанием, и узнать наконец все детали трагедии, разыгравшейся на том заброшенном здании. Вырезать из памяти злокачественную опухоль, пожирающую душу изнутри.
- Прежде чем начнем, скажи мне. Ты готов узнать правду? Какой бы она ни была?
- Да, - ответил Ник. – Готов.
Когда шум дороги за окном исчез и весь мир растворился в мягком голосе Сириуса, Ник вдруг осознал, что стоит на забросанной осколками стекла и кусками кирпича площадке перед пустующим заводским зданием. Селена, открывая ржавую дверь, зовет его в пыльную тьму развалины. Он послушно следует за ней. Под ногами хрустят стекла и куски плитки, какие-то бутылки и прочий хлам заставляет постоянно искать равновесие. Селена хватает его за руку и тянет вверх по лестнице, могущей в любой момент провалиться под их безрассудными телами.
Вот они достигли цели – над ними только небо. На крыше, местами зияющей провалами, поросла трава и несколько тонких деревьев – похоже на березы, а может, тополя. Вдалеке горят огни шумного города, бессонного и бездушного – города, в котором оба они родились и выросли, и от которого сбегают в опасную пыль ночных руин.
- Знаешь, я должна тебе что-то сказать. – Селена стала на самом краю, подставив лицо холодному ветру, и ее массивные сапоги почему-то казались глиняными ногами величественного Колосса.
- Ты молодой, перспективный, талантливый. Я хотела освободить твое подсознание – и мне это удалось.
Парень почуял неладное. В ушах запульсировала кровь.
- Прости… я полюбила другого. Давай останемся друзьями.
- Нет, - ответил Ник размеренным голосом робота. – Ты не достанешься никому.
Он подошел к любимой – ее волосы развевались на ветре – и со всей силы толкнул ее. Селена не успела даже вскрикнуть, когда торчащий из земли ржавый прут пронзил ее грудь.
…Первым, что услышал Ник, приходя в сознание, был мягкий голос Сириуса.
- Ну, и что теперь ты собираешься делать?
Просмотры


20 May 2014 - 18:13


14 Feb 2014 - 1:34


2 Jan 2014 - 1:10


23 Dec 2013 - 17:28


11 Aug 2013 - 21:00


31 Jan 2013 - 12:10


17 Jan 2012 - 11:49


19 Dec 2011 - 10:24


15 Nov 2011 - 9:10
Гость


14 Nov 2011 - 22:26

Комментарии
Другие пользователи не оставили комментарии для Luna Ravenheart.

Друзья
Друзей нет.
Текстовая версия Сейчас: 9.12.2016, 9:43


новости
о проекте
события
CD rewiews
интервью
статьи
shop
разделы
ukrainians
аудио/видео
сайты портала
links
mailing list
форум
guestbook





english version