Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Селена, Еще один рассказ в жанре триллер... хотелось бы критики.
Luna Ravenheart
сообщение 2.01.2012, 2:27
Сообщение #1


Member
***

Группа: UGP-Forum member
Сообщений: 228
Регистрация: 10.07.2010
Из: Leopolis
Пользователь №: 9400




Если кому-то будет не лень прочесть и высказать мнение - буду благодарна... каким бы это мнение ни было. Сама уже не могу адекватно оценить и понять, "что тут не так"...

***
Загадочно улыбаясь, Селена манила его в изъеденную временем и ржавчиной тьму брошенного завода. Ник никогда не был в силах противостоять этому дьявольски прекрасному созданию – девушка, словно и вправду была лунной богиней, безраздельно властвовала над его пропащей душой и измученным телом. Казалось, ее кожа отливала голубым серебром в лучах ночного светила, волосы излучали невидимый, но почти физически осязаемый шелковый свет, а в каждом из бездонных зрачков обосновалось по черной дыре, поглощающей пространство и время.
Ник протянул руку.
«Это сон,» - билось и пульсировало где-то на задворках сознания. Он почти знал, что будет дальше. Смутное предчувствие беды и знание, которое невозможно выразить словами. Невозможно вспомнить. И невозможно забыть.
Под ботинком хрустнул осколок стекла. Легкий ветерок, неожиданно налетев, сорвал несколько приговоренных октябрем листьев и беззвучно опустил их на усыпанную строительным хламом землю. Селена звала внутрь. Ник не посмел ослушаться.
Проржавевшая за годы ненужности дверь, скрипя, подалась…
…Лоб, покрытый испариной. Дрожащие руки и отчаянно колотящееся сердце. Уже прошло более трех лет, а его по-прежнему пугают эти сны. Даже больше, наверное – сейчас они пугают его намного сильнее: потому, что начали изменяться. Продолжаться. Мучительные видения ночь за ночью неумолимо подбираются все ближе и ближе к той минуте
Ник на ощупь включил ночник, пошарил рукой в поисках очков и сел в постели, отбросив одеяло. Было совершенно ясно, что этой ночью он уже не заснет – поэтому даже не имело смысла смотреть на часы. За окном темно, через тонкую стену не доносится ни одного соседского звука – значит, до утра можно будет спокойно работать над проектом, и благодатную тишину нарушит разве что его любимая музыка – и то, только если он сам того пожелает.
Немного нетвердой, будто с похмелья, походкой Ник доплелся до ванной. Свет желтоватого оттенка, холодная вода в лицо, свежий запах недавно постиранного полотенца. Из зеркала на него смотрело заспанное лицо с опухшими близорукими глазами и следом от одеяльной складки на щеке. Пепельные волосы спутались в полном беспорядке. Ник выглядел старше своих двадцати четырех – темные круги под глазами от постоянного недосыпания и природная бледность кожи, существенно усиленная убийственными дозами никотина и нервного напряжения последних лет, добавляли ему добрых пять годков.
Несмотря на то, что вся квартира принадлежала ему, Ник никак не мог избавиться от дурацкой привычки проводить множество времени на кухне. Включив электрочайник и проигрыватель, он опустился на пол, опершись спиной о выкрашенную в серый стену, поставил рядом любимую серо-черную керамическую пепельницу с кельтским орнаментом и закурил. Запах тяжелого табака смешался с мрачными электронными звуками, и Нику на миг показалось, что из этого ядовитого сплетения материализовалась девичья фигура. Тонкая, даже, быть может, чересчур худая, белокожая, хрупкая, как фарфоровая статуэтка – и в то же время исполненная некой почти сверхъестественной силы инфернальная богиня, могущая по минутной прихоти казнить его или помиловать… он любил ее такой. И такой она навсегда осталась где-то рядом.
Холодный, ненастоящий голос что-то монотонно твердил на немецком, сигарета догорела до фильтра, чайник напомнил о намерении выпить кофе. Реальность медленно возвращалась в этот бессонный уголок большого города.

***
Таких, как он, часто называют удачливыми. Таким завидуют и складывают разные басни за спиной. Не верится народу (или не хочется верить), что простой парень из небогатой семьи способен сам обустроиться в жизни, найти приличную работу и заработать на квартиру – пусть однокомнатную, но в хорошем новом доме. Дизайнер в преуспевающей международной компании – все его приятели по универу мечтали об этом месте, а получил его он, Ник, тощий и тихий очкарик со светлым «хвостиком» и несколькими сережками в ухе. Он никогда не был «душой компании», но и не стремился выделиться или отделиться ото всех. Его мир существовал параллельно, лишь иногда пересекаясь с многоголосой суетой университетских коридоров и аудиторий. Невзрачные и немодные одежды, тяжелые ботинки и плеер в ушах – мало кому было дело до того, кто этот парень, чем живет и тени каких фантазий пробегают в его серых глазах под толстыми тонированными стеклами. Девчонки на курсе даже не вспомнили бы его имени, спроси их кто об этом – на фоне богатенького сынка некой промышленной «шишки» Артура Воронина, локальных масштабов чемпиона по борьбе Васи Галактионова и еще нескольких сиятельных белозубых красавцев, коим место на обложке какого-нибудь журнала, в главной роли модного сериала, в ночном клубе, но только не в учебном заведении – Ника Каменева как будто попросту не существовало. Вот только ему до этого не было никакого дела.
У Ника была Селена. На самом деле ее нарекли Еленой, но именно под именем богини ночного светила девушку знали многочисленные друзья и знакомые, и так ее называл влюбленный по уши Ник. Очень белая кожа, воронова крыла волосы с синей прядью, огромные темные глаза – во всем облике ее сквозило что-то неземное.
Селена была на два года старше. Художница и вокалистка андеграундной группы, она вела богемный образ жизни, всецело отдавалась на волю своей фантазии, балансировала на грани сумасшествия. Эта странная, своевольная, опасная девушка подобно смертоносному торнадо ворвалась в размеренный мирок Ника, наполненный музыкой, книгами и учебой, и унесла его в другую Вселенную. В той новой Вселенной ночь и день с легкостью менялись местами, странные люди со странными именами исчезали так же быстро, как и появлялись, там не существовало запретов, страха, норм.
Они пробирались на охраняемые территории заброшенных заводов, чтобы полюбоваться звездным небом и слиться в единое целое под звуки далекой городской ночи. Они расширяли свои сознания с помощью разнообразных веществ и духовных практик. Посещения шумных концертов и «специализированных» питейных заведений сменялись уединенной романтикой невероятных в своей тревожной красоте уголков природы и человеческих творений… И сейчас перед усталым мысленным взором Ника иногда появляется эта хрупкая фигурка, он видит ее длинную юбку, развевающуюся на ветру, массивные украшения на тонкой шее и лукавую, с нотками безумия улыбку, слышит ее звонкий смех, отдающийся эхом от каменных стен…
Это был несчастный случай. Так решил врач, осмотревший тело. Двадцатидвухлетняя девушка сорвалась с крыши двухэтажного здания, некогда бывшего заводским складом, и упала на торчавшую из земли арматуру. Скончалась на месте.
Неспособность парня вспомнить хоть что-то из разыгравшейся в ту ночь трагедии объяснили шоком, который должен был со временем пройти. Впрочем, и без его показаний все было предельно понятно – это проклятое здание уже унесло молодую жизнь несколько лет назад. Теперь территорию обнесут забором и поставят охрану.
Ник долго не мог очнуться и позволить себе поверить в реальность случившегося. Единственное, на что был способен его затуманенный мозг – это творчество. Закончив с отличием университет, молодой дизайнер получил завидное место – но даже не обрадовался этому. Словно в трансе, он просто исполнял свои обязанности – и, нужно сказать, исполнял их прекрасно.
Той ночи он так и не вспомнил. Только все чаще видел сны.

***
Селена тянет его вверх по ступеням настойчиво и быстро, слишком быстро в этой темноте и мусоре под ногами. Ник почувствовал, как ее заостренные ногти впились в его ладонь. Кажется, в жилках под тонкой кожей его богини пульсирует тревога, и вот она уже перетекает и в его вены, наполняя их липким смолистым холодом. Сквозь дыры в крыше пробивается свет далеких звезд и желтое мерцание фонаря где-то неподалеку. Тишина, опутавшая мир, тщетно пытается что-то сказать. Холодный пот выступает на лбу.
Ник проснулся. Снова в том же месте. Эти проклятые сны окончательно сведут его с ума… почему они никогда не добираются до той фатальной крыши? Сил больше нет это терпеть и ждать.
Сириус. Один из множества странных личностей, с которыми познакомила его Селена. Ник вспомнил, что у него чудом сохранился телефон этого молодого человека со способностями гипнотизера.
Они познакомились в каком-то подвальном помещении, где «андеграундная богема» собралась на литературный вечер. После вечера большинство публики разбрелось, остались только Селена (она была организатором), Ник и еще несколько молодых ценителей искусства. Кто-то поставил лавки в круг, откуда-то взялось вино. Помнится, заносчивый длинноволосый брюнет по имени Граф скептически отнесся к заявлениям Сириуса о гипнозе. Через несколько минут этот самый Граф был заставлен скулить по-собачьи и танцевать танец маленьких утят, что старательно снималось его другом на камеру мобильного телефона. С каким ужасом наблюдал парень, выйдя из гипнотического транса, за своими проделками на маленьком экране! Его белая кожа покрывалась красными пятнами, а вся компания дружно хохотала и хлопала в ладоши…
Нику тогда почему-то показалось, что это знакомство будет полезным, и он обменялся телефонами с гипнотизером. Правда, с того далекого дня они так ни разу и не общались, но наступило время возобновить контакт. Ник попросит Сириуса о помощи. Он должен вспомнить ту ночь

***
Сириус был, по-видимому, ровесником Ника. Его некогда длинные темные волосы были теперь коротко острижены, а щеку пересекал шрам. Кроме этого не слишком заметного шрама, во внешности парня не было ничего примечательного – средний рост, худощавая комплекция, простая мягкая улыбка. Сириус пригласил Ника в аккуратно убранную небогатую комнатушку и предложил чаю.
- Помню, помню… ты тогда был с Селеной, на том вечере. Да… сочувствую тебе, дружище. Но знаешь… больше всего сочувствую, что тебя угораздило в нее влюбиться. Я тоже когда-то ее любил… но я сразу понял, что она не способна принести ничего хорошего. Она не просто сгорала сама. Она сжигала судьбы, к которым прикасалась. Из-за нее мой друг чуть не покончил с собой, и если бы только он один… Прости, что тебе это говорю. Просто ты должен знать: что бы не случилось тогда – это, скорее всего, только ее вина.
Сириус согласился помочь Нику вернуться в ту проклятую ночь, сломать защитные стены, поставленные подсознанием, и узнать наконец все детали трагедии, разыгравшейся на том заброшенном здании. Вырезать из памяти злокачественную опухоль, пожирающую душу изнутри.
- Прежде чем начнем, скажи мне. Ты готов узнать правду? Какой бы она ни была?
- Да, - ответил Ник. – Готов.
Когда шум дороги за окном исчез и весь мир растворился в мягком голосе Сириуса, Ник вдруг осознал, что стоит на забросанной осколками стекла и кусками кирпича площадке перед пустующим заводским зданием. Селена, открывая ржавую дверь, зовет его в пыльную тьму развалины. Он послушно следует за ней. Под ногами хрустят стекла и куски плитки, какие-то бутылки и прочий хлам заставляет постоянно искать равновесие. Селена хватает его за руку и тянет вверх по лестнице, могущей в любой момент провалиться под их безрассудными телами.
Вот они достигли цели – над ними только небо. На крыше, местами зияющей провалами, поросла трава и несколько тонких деревьев – похоже на березы, а может, тополя. Вдалеке горят огни шумного города, бессонного и бездушного – города, в котором оба они родились и выросли, и от которого сбегают в опасную пыль ночных руин.
- Знаешь, я должна тебе что-то сказать. – Селена стала на самом краю, подставив лицо холодному ветру, и ее массивные сапоги почему-то казались глиняными ногами величественного Колосса.
- Ты молодой, перспективный, талантливый. Я хотела освободить твое подсознание – и мне это удалось.
Парень почуял неладное. В ушах запульсировала кровь.
- Прости… я полюбила другого. Давай останемся друзьями.
- Нет, - ответил Ник размеренным голосом робота. – Ты не достанешься никому.
Он подошел к любимой – ее волосы развевались на ветре – и со всей силы толкнул ее. Селена не успела даже вскрикнуть, когда торчащий из земли ржавый прут пронзил ее грудь.
…Первым, что услышал Ник, приходя в сознание, был мягкий голос Сириуса.
- Ну, и что теперь ты собираешься делать?


--------------------
"К моменту, когда Солнце перестанет обслуживать белковую жизнь в её теперешнем виде, мы с тобой будем всего лишь взглядами, брошенными кем-то через Вселенную… Красиво, нет?" © М. и С. Дьяченко
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Lviv_crow
сообщение 3.01.2012, 1:02
Сообщение #2


Old resident
*****

Группа: UGP-Forum member
Сообщений: 6387
Регистрация: 6.07.2008
Из: Lviv
Пользователь №: 8212




Принципі не погано. Тільки мені чомусь здалося , що вся суть оповідання виражена декількома реченнями , а зачин і основна частина розписані , потрібно якось добавити кінцівку, Бо наскільки я зрозумів, що головного героя мучать сновидіння, але він не може збагнути (додивитися ),їх до кінця. Вони розписані нормально, в вот сам фінал, де головний герой збагнув свої сновидіння розписаний скуповато .
PS Ну і ще , наскільки мені відомо, чорні діри не поглинають простір і час вони існують у просторі - часі. Чорні діри поглинають світло , різноманітні обєкти гази, тощо.
PSS Мені важко читати художню літературу російською , хоча технічну і наукову, мені простіше читати російською. Тому художню літературу рос. я читаю вкрай рідко, бо вона важка мені для розуміння. тМожливо моя "критика" буде трохи не адекватна, бо я не все міг зрозуміти, що хотів сказати автор.

Сообщение отредактировал Lviv_crow - 3.01.2012, 1:11


--------------------

Світло проходячи через обійми темноти,зливається з нею, породжуючи нову реальність, реальність буття, простору і нескінченності...
Чем больше я узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки ( Генрих Гейне )
•Если большинство людей считает что-либо действительным, это становится действительным.
•Если ты чего-нибудь хочешь, вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось.
Коэльо Пауло
Кажуть, що любов за гроші не купиш, повірте мені, так кажуть лише бідаки та голодранці.
Джин Сімонс (Kiss)

Одна часть меня постоянно переживает, что я обычный неудачник, в то время как другая мнит себя Господом Богом.John Lennon

Большинство панков, которых я вижу на улице, – это просто разукрашенные мешки с дерьмом! Они ничего из себя не представляют. После Sex Pistols панк умер. John Lydon
Sex Pistols


Go to the top of the page
 
+Quote Post
Luna Ravenheart
сообщение 3.01.2012, 1:23
Сообщение #3


Member
***

Группа: UGP-Forum member
Сообщений: 228
Регистрация: 10.07.2010
Из: Leopolis
Пользователь №: 9400




Дякую.
По темі. Герой не збагнув сновидіння - він згадав те, що сталося насправді, але витіснилося з пам"яті і потроху згадувалося уві сні (наскільки знаю, таке навіть в реальному житті буває при сильному потрясінні). Хотілося саме так зробити - щоб починалося з повільного темпу, а закінчилося блискавично і ще примушувало трохи "приходити до тями" після прочитання. Мені подобаються такі прийоми у виконанні професіоналів... от лише в мене того, відчуваю, не вийшло. smile.gif
А "чорні діри"... образ, який виникнув у свідомості закоханого героя. З науковістю має мало спільного. )


--------------------
"К моменту, когда Солнце перестанет обслуживать белковую жизнь в её теперешнем виде, мы с тобой будем всего лишь взглядами, брошенными кем-то через Вселенную… Красиво, нет?" © М. и С. Дьяченко
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: 6.12.2016, 7:43


новости
о проекте
события
CD rewiews
интервью
статьи
shop
разделы
ukrainians
аудио/видео
сайты портала
links
mailing list
форум
guestbook





english version